АНАЛИТИКА
Аналитический обзор судебной практики по делам с участием вигилантов

Виджилантизм, ставший весьма активным в России, как любое социальное явление оставляет свои «следы» в практике судов. Нередко вигилантская активность становится непосредственным предметом разбирательства – граждане жалуются
на действия вигилантов, пытаются получить компенсации в суде, либо обвиняют их
в преступлениях. Но чаще вигиланты появляются
в делах «около» основного предмета – как свидетели, либо обвиняемые в преступлениях, которые
не связаны с виджилантизмом.

Использованы фото с сайтов «Наш надзор», «Лев против», https://www.thesun.co.uk
К сожалению, в открытых источниках правовых данных не так много судебных решений, связанных с вигилантами (имеем в виду базы данных https://sudact.ru/, СПС «КонсультантПлюс»).

Однако тот объем, что нам удалось найти и изучить, позволяет сделать некоторые выводы, которые видятся полезными как для понимания явления, так и для разработки правовых инструментов защиты граждан от незаконной вигилантской деятельности.

Далее по тексту будет проанализировано, как суды оценивают проявления виджилантизма, а также представлено подробное их описание. Сначала мы покажем, какая сложилась судебная практика, связанная с казачеством (это многочисленная и обособленная группа, при этом в строгом смысле слова к вигилантам относятся казаки, которые не являются членами реестровых казачьих организаций; реестровые казаки фактически находятся на государственной службе), далее – с организацией Фонд «Город без наркотиков» (в силу их «правоохранительной» деятельности они часто фигурируют в приговорах судов как свидетели или подсудимые), третья часть будет относиться к другим вигилантам.
ОБЗОР РЕШЕНИЙ СУДОВ ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ КАЗАКОВ
Фото слева направо: Новая газета / Влад Докшин, cont.ws, Associaated press
1
Казаки – не должностные лица по мнению судов
Казаки осуждаются за общеуголовные преступления (по ст. 115, 111 УК РФ) и административные правонарушения, даже если деяния совершили, находясь на службе. В таком случае их принадлежность к казачеству не влияет на наказание, а описывается судом просто как факт – будь то нанесение побоев из хулиганских побуждений, будучи на дежурстве по охране общественного порядка [1], или угроза убийством, умышленное причинение лёгкого вреда здоровью и хулиганство, которые стали следствием невыполненного подростком замечания казака [2].

Кто относится к «должностным лицам» сказано в примечании к ст. 285 УК РФ, и Постановлении Пленума ВС от 16 октября 2009 г. №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий». Это, в частности, те люди, которые выполняют функции представителя власти (имеют право давать другим людям указания, принимать решения, обязательные для других) в государственных органах.

Относительно «помощников» полиции еще в 2001 г. высказался Верховный суд РФ. Он решил, что так как внештатный сотрудник используется для выполнения конкретных поручений сотрудника милиции, за которым он закреплен, значит, их нельзя считать должностными лицами [3]. Видимо, предполагается, что обычный сотрудник полиции, выполняя приказ начальства, может оценить законность или незаконность поручения, нести ответственность за заведомо незаконное поручение как должностное лицо. К внештатному сотруднику такое не предъявляется, он отвечает за свои действия на общих основаниях.
[1] Приговор № 1-36/2015 от 10 ноября 2015 г. Степновского районного суда Ставропольского края //sudact.ru/regular/doc/vAa3zdZNaD6C/

[2] Приговор № 1-265/2019 от 9 июля 2019 г. Минераловодского городского суда Ставропольского края //sudact.ru/regular/doc/40K7BEEbVtmT/

[3] Извлечение из определения ВС РФ: http://www.supcourt.ru/files/10831/
В исследованных приговорах мы видим ситуации, когда казак по факту выполняет функции представителя власти по обеспечению общественного порядка, и во время выполнения этих функций совершает незаконное насилие в отношении граждан. Однако для судов отсутствие формальной привязки к службе в правоохранительных органах – достаточный аргумент для того, чтобы не считать их должностными лицами. В таком случае выполнение функций дружинника не может быть и отягчающим обстоятельством, так как их перечень в законе (ст. 63 УК РФ) закрытый.
Какие последствия от такого подхода для граждан?
Во-первых, если полицейский нанес удар по лицу человеку, от которого остался синяк – он будет нести ответственность по специальному составу преступления, ст. 286 УК РФ (преступление тяжкое, наказание до 10 лет лишения свободы). Если то же самое сделал казак (и любое другое «недолжностное» лицо), это ст. 6.1.1 КоАП РФ (побои), где максимум — арест до 15 суток [4].

То же самое с более серьезными повреждениями (например, легкий вред здоровью – сломанный нос или сотрясение мозга): полицейские несут более суровую ответственность.

Если же казак, например, причинил такой же легкий вред здоровью, максимальное наказание за это – арест на срок до 4 месяцев.

Во-вторых, в отношении должностных лиц в делах всегда разбираются следователи Следственного комитета РФ, и потерпевший здесь ничего не обязан доказывать.

Получается, что в ситуации, когда даже действуя в составе одного патруля, полицейские и казаки избивают потерпевшего, в отношении полицейских дело будет расследовать следственный комитет, а в отношении казаков потерпевший сам в суде должен будет доказывать наличие преступления (что и произошло в деле казака Пашкова, которого суд оправдал из-за того, что потерпевший не смог доказать его вину в преступлении) [5].
[4] Постановление № 5-67/2018 от 5 сентября 2018 г. Клявлинского районого суда Самарской области //sudact.ru/regular/doc/blkNWBccemJl/

[5] Апелляционное постановление № 10-7/2017 от 19 мая 2017 г. Павловского районного суда Краснодарского края https://sudact.ru/regular/doc/6jhuxCdhUs5r
Разумеется, доказать вину самостоятельно – сложно, по таким делам встречаются оправдательные приговоры, после которых некоторые казаки даже требуют возмещение морального вреда с потерпевших.
Например, гражданин Крикленко утверждал, что судебный процесс причинил ему страдания, а он человек уважаемый и казак. Суд, тем не менее, отказал Крикленко, потому что у него не возникло права на реабилитацию по делу частного обвинения [6].

Если пострадавший не доказал преступление или административное правонарушение, совершённое казаком, то ему будет трудно взыскать моральный вред в гражданско-правовом порядке. Судьи, рассматривая дела о компенсации, опираются на подтверждения того, что факт правонарушения имел место. Такими подтверждениями могут быть постановления о привлечении к административной ответственности или приговоры [7]. Иначе говоря, сначала в суде нужно доказать, что ты пострадал, добиться, чтобы суд признал вину вигиланта, уже потом — подавать иск о компенсации.

Справедливости ради отметим, что граждане, которые применили насилие в отношении казаков, находящихся на службе, тоже несут ответственность по общеуголовным статьям, а не по специальным, более суровым составам, когда насилие применяется в отношении представителя власти – ст. 317, 318 УК РФ [8].

В связи с этим в Госдуму даже вносился законопроект об изменении Уголовного кодекса – предлагалось дополнить круг потенциальных потерпевших в этих статьях казаками, народными дружинниками и внештатными сотрудниками полиции. Авторы законопроекта полагали, что правовое оформление систематического участия наиболее сознательных граждан в охране общественного порядка влечет необходимость обеспечить и их защиту, поскольку они выполняют правоохранительные функции [9]. Законопроект был отклонен в первом чтении.
[6] Решение № 2-1371/2018 от 25 июня 2018 г. Северского районного суда Краснодарского края //sudact.ru/regular/doc/fw5gk2BUwFgI/

[7] Решение № 2-809/2017 от 8 сентября 2017 Алуштинского городского суда Республики Крым. //sudact.ru/regular/doc/KWbsqQZbQDUO/

[8] Приговор № 1-164/2019 от 26 сентября 2019 г. Горячеключевского городского суда Краснодарского края //sudact.ru/regular/doc/jbvz6WndOomW/

[9] Ссылка на законопроект на сайте ГД РФ: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=537073-6&02
2
Участие в казачьем обществе оценивается судом как смягчающее обстоятельство
при назначении наказания

Множество приговоров, в которых казаки осуждены за разные преступления – от превышения должностных полномочий главой района [10] до организации занятия проституцией [11] и сбыта наркотиков [12], содержат ссылки на смягчающие обстоятельства, связанные с их вигилантской активностью.

Так, среди смягчающих обстоятельств нам встретились:

  • Наличие у подсудимого ведомственных наград казачьего общества, медалей и наградных крестов Всевеликого Войска Донского и Русской Православной Церкви;
  • Неоднократное поощрение за деятельность в составе казачьего общества, членом которого он являлся;
  • Положительная характеристика начальника штаба Войскового казачьего общества Московского окружного казачьего общества;
  • Грамота, выданная атаманом Первого отдела Оренбургского казачьего войска за высокую личную дисциплину и ответственность, проявленные в походе на Кавказ для участия в праздничных мероприятиях, посвященных 17-ой годовщине образования республики Южная Осетия;
  • Грамота, выданная атаманом Первого отдела Оренбургского казачьего войска за личный вклад в подготовку парадных расчетов, участвовавших в составе воинских частей Оренбургского гарнизона в мероприятиях, посвященных 63-ей годовщине Победы в ВОВ;
  • Грамота, выданная Войсковым атаманом ОКВ ВСКА, за активное участие в реализации Стратегии развития Российского казачества, утвержденной президентом страны;
  • Служба подсудимого в Мичуринском станичном казачьем обществе.
[10] Приговор № 1-611/2019 от 4 сентября 2019 г. Шахтинского городского суда Ростовской области //sudact.ru/regular/doc/BnDXpydnBYUX/

[11] Приговор № 1-120/2019 от 30 мая 2019 г. Ленинского районного суда г. Севастополь
//sudact.ru/regular/doc/3X99Li02j5dH/

[12] Приговор № 1-283/2019 от 9 сентября 2019 г. Мичуринского городского суда Тамбовской области
//sudact.ru/regular/doc/JAUQMzLbuzN9/
Думается, это обусловлено в целом формальным подходом судов к учету смягчающих обстоятельств – открытый в УК РФ список позволяет учитывать в качестве смягчающих обстоятельств, по сути, любые характеристики личности. Часто подсудимые представляют в суд все, характеризующее их, вплоть до школьных грамот.
Любопытно, что в одном из решений хорошей характеристикой считаются даже не грамоты, награды и характеристики от казачьих организаций, но и сама служба в обществе [13]. Скорее всего, для суда такая гражданская активность видится положительной.
[13] Приговор № 1-283/2019 от 9 сентября 2019 г. Мичуринского городского суда Тамбовской области //sudact.ru/regular/doc/JAUQMzLbuzN9/
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ АКТИВИСТОВ ФОНДА
«ГОРОД БЕЗ НАРКОТИКОВ»

Фото слева направо: Реабилитационный центр фонда Город без наркотиков, 2007 год Brendan Hoffman / Corbis / All Over Press,
РИА Новости / Павел Лисицын, 66.RU / Антон Буценко
3
В местностях, где активен фонд «Город без наркотиков», обвиняемые в наркопреступлениях рассказывают, что вигиланты врываются к ним в дома, задерживают и досматривают их
В разных делах разные обвиняемые рассказывают об активистах фонда схожие истории:
  • В квартиру ворвались два человека, которые представились сотрудниками фонда «Город без наркотиков», задержали, избили, обыскали квартиру. Ничего не найдя в квартире, отвезли подсудимого и его друга в отдел милиции, где избивали (события были до реформы милиции и переименовании ее полицию). В отделе милиции подсудимого повторно досмотрел сотрудник милиции, при этом обнаружил у него пакет с наркотиком, который ему не принадлежал [14].

  • Знакомые подсудимого готовили у него дома наркотик «крокодил», он в этом не участвовал. К нему в квартиру позвонили люди, которые представились сотрудниками фонда «Город без наркотиков», и начали обыскивать квартиру. При досмотре его гостьи в её сумке нашли ватки с наркотиком, после чего были вызваны сотрудники полиции, которые ещё раз досмотрели сумку, а потом задержали всех [15].

  • В квартиру подсудимого ворвались сотрудники полиции и сотрудники фонда «Город без наркотиков». В квартире произвели обыск. Из приговора не следует, что сотрудники фонда «Город без наркотиков» были участникам следственного действия, в протоколах на них не указано, судом довод не оценён [16].

  • «…задержали активисты Фонда «Город без наркотиков», посадили в машину, где уже находился его двоюродный брат, провели досмотр, изъяли два свертка с наркотиком. Активисты привезли его в отдел полиции, где сотрудники начали выбивать показания, оказывали на него психологическое и физическое воздействие, снимали все на камеру» [17].
[14] Приговор Верхнепышминского городского суда Свердловской области № 1-95/2011 от 14 сентября 2011 г. по делу № 1-95/2011 https://sudact.ru/regular/doc/HgJ8raGTrhYS/

[15] Приговор Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга № 1-467/2012 от 29 ноября 2012 г. //sudact.ru/regular/doc/WDPN2axTUe6Z/

[16] Апелляционное определение Свердловского областного суда № 22-11462/2013 от 9 октября 2013 г. //sudact.ru/regular/doc/XC88GXAg8ZWp/

[17] Приговор Красноуральского городского суда Свердловской области № 1-123/2014 1-5/2015 от 27 апреля 2015 г. sudact.ru/regular/doc/1IZfjUDTlDYV/
Обычно слова подсудимых опровергают сами вигиланты, которые часто в таких делах – свидетели,
и оперуполномоченные (они тоже свидетели). Суды, отвергая показания подсудимых, ссылаются
на письменные доказательства (составленные полицейскими протоколы досмотров, обысков, задержаний), расценивают истории обвиняемых как недостоверные или как «выбранный способ защиты». Вигилантская активность не влияет на уголовный процесс в этой части из-за наличия письменных доказательств и показаний свидетелей. Роль вигилантов трансформируется в роль свидетелей.
4
Обвиняемые рассказывают, что сотрудники Фонда «Город без наркотиков» также применяли
к ним насилие, участвовали в подбросе наркотиков и фальсификации доказательств
Как и в ситуации с задержаниями и досмотрами, во многих приговорах обвиняемые ссылаются на подброс наркотиков, который при вигилантах, либо совместно с ними совершили сотрудники полиции [18], пытки [19]. Эти версии суды не учитывают, ссылаясь на то, что показания подсудимых не подтверждаются другими доказательствами.

Вигиланты были свидетелями по делу, в рамках которого судили полицейского за избиение подозреваемого. Полицейский, оперуполномоченный по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, был осужден за превышение полномочий. Он избил подозреваемого, вырвал ему волосы, заставляя его подписать упаковки изъятых с места происшествия предметов. Потерпевший рассказывал, что в избиении участвовали представители Фонда «Город без наркотиков», подробно описывал избиение. Один из сотрудников фонда, будучи в судебном процессе свидетелем, рассказал, что «систематически участвовал понятым, оказывали содействие сотрудникам милиции», и факт избиения потерпевшего видел вместе со вторым понятым, тоже сотрудником Фонда [20].
[18] Приговор Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 29 марта 2012 г. //sudact.ru/regular/doc/ImSOo1B3NzLx, Приговор Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила № 1-312/2011 от 2 декабря 2011 г. https://sudact.ru/regular/doc/LqVjEUYw7LJK/, Решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга № 2-1247/2014 от 29 апреля 2014 г. //sudact.ru/regular/doc/Qgfr7JM7BCYR/

[19] Приговор Верхнепышминского городского суда Свердловской области № 1-292/2014 от 3 марта 2015 г. //sudact.ru/regular/doc/2MEUaX5Nv1J1/, Приговор Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила № 1-312/2011 от 2 декабря 2011 г. https://sudact.ru/regular/doc/LqVjEUYw7LJK/

[20] Приговор № 1-23/12 от 13 июня 2012 г. Ленинского районного суда г. Екатеринбурга https://sudact.ru/regular/doc/hoX162w0npZ1/
Вигиланты здесь не понесли никакой ответственности, они остались в статусе свидетелей. Скорее всего, их причастность к преступлению проверялась, но доказать это не удалось.
5
Суды иногда признают незаконными действия вигилантов и привлекают их к уголовной ответственности
С разницей в год Кировский районный суд г. Екатеринбурга вынес два приговора.

В одном из них за сбыт наркотиков в значительном размере был осужден человек, которого вигиланты попросили продать наркотик, оплатили его, получили данные о месте нахождения закладки. Забрав закладку, они пошли к нему в гости. Там стали уговаривать признаться в преступлении, завязалась драка. После этого они задержали подсудимого и его сожительницу и повели, по их словам, «либо в фонд, либо в полицию». По пути задержанные вырывались, снова завязывалась драка, но встречающимся людям вигиланты говорили, что они из Фонда «Город без наркотиков», ведут наркоманов [21]. В этом случае активность вигилантов привела к осуждению человека, задержанного ими.

Другим приговором осуждены и сами вигиланты. Суд установил, что с целью «изобличить» в сбыте наркотика своего знакомого, они избили, задержали знакомого и его сожительницу, отобрали паспорт. Несмотря на цели их действий, суд признал их виновными в преступлениях по ч. 1 ст. 228 УК РФ (незаконное приобретение и хранение наркотика), по ч. 2 ст. 325 УК РФ (похищение паспорта), ч. 2 ст. 330 УК РФ (самоуправство с причинением существенного вреда и применением насилия) [22].

Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга также осудил троих мужчин, которые с целью наказания наркозависимых и сбытчиков наркотиков пришли в предполагаемый притон, избили присутствующих, забрали ценные вещи. Суд оценил их действия как грабеж с применением насилия [23].
[21] Приговор Кировского районного суда г. Екатеринбурга № 1-49/2015 1-773/2014 от 18 мая 2015 г. https://sudact.ru/regular/doc/vCtuszhmQjVZ/

[22] Приговор Кировского районного суда г. Екатеринбурга № 1-49/2015 1-773/2014 от 23 мая 2014 г. https://kirovsky--svd.sudrf.ru/modules.php?name=su...

[23] Приговор Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга № 1-181/12 от 09 июля 2012 г.
https://sudact.ru/regular/doc/NwMj6S3OaTmW/.
Эти примеры демонстрируют правильную оценку судами незаконных действий вигилантов
по «присвоению» власти. Никто, кроме государства, не вправе «раскрывать» преступления, использовать насилие, наказывать за нарушения закона.
6
Пожертвование в фонд «Город без наркотиков» суды считают возмещением вреда, причиненного наркопреступлением
Дела о преступлениях небольшой тяжести (к ним относится и хранение наркотика (ч. 1 ст. 228 УК РФ) могут быть прекращены с назначением судебного штрафа. Эта процедура, которая позволяет обвиняемому не считаться судимым.

Обязательным условием для прекращения дел в таких случаях является возмещение ущерба, причиненного преступлением.

Если дело касается, например, кражи, то обвиняемый просто возвращает потерпевшему украденное или отдает деньги. В делах о наркотиках нет потерпевших, поэтому обвиняемые возмещают ущерб, внося пожертвование в благотворительный фонд «Город без наркотиков». Иногда фонд в ответ выдает благодарственное письмо.

Суды считают, что таким образом ущерб был возмещен, и прекращает дела, назначая судебный штраф, либо учитывают такие пожертвования как смягчающие обстоятельства [24].

Такой подход судов следует из позиции Верховного суда РФ о том, что способы заглаживания вреда законом не ограничены и вред может быть возмещен в любой форме, которая компенсирует негативные изменения, причиненные преступлением. Поэтому в делах, где нет потерпевших, обвиняемые жертвуют деньги в различные фонды, могут выполнять общественные работы в социально-реабилитационных центрах и т.п. [25].

Пожертвование в фонд «Город без наркотиков», очевидно, оценивается и обвиняемыми, и судами, как помощь обществу в борьбе с наркотиками.
[24] Постановление Ирбитского районного суда Свердловской области № 1-301/2019 от 13 сентября 2019 г.
//sudact.ru/regular/doc/YK5V0QcW0FYz
Постановление Пушкинского районного суда г. Санкт-Петербурга № 1-344/2019 от 28 августа 2019 г. //sudact.ru/regular/doc/gmytnRMclRHv/
Приговор Предгорного районного суда Ставропольского края № 1-290/2019 от 9 августа 2019 г.

[25] Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа (статья 76.2 УК РФ) от 10 июля 2019 г. https://www.vsrf.ru/documents/all/28088/
7
Казаки и представители Фонда «Город без наркотиков» часто выступают понятыми.
Суды не считают их статус «помощников» полиции обстоятельством,
дискредитирующим их как понятых
Понятые – участники уголовного процесса, задача которых независимо проконтролировать ход следственного действия. В современной практике есть «квази-понятые», так называемые «представители общественности», которых правоохранители придумали, чтобы легализовать результаты оперативно-розыскных мероприятий.

Например, оперуполномоченные задерживают подозреваемого в сбыте наркотиков, но задерживают как будто он совершил административное правонарушение. Соответственно, его и досматривают как задержанного в административном порядке. В таком случае предусмотренных законом гарантий меньше, что более удобно для полицейских – например, можно не приглашать адвоката, не разъяснять базовые права подозреваемого. К тому же, в отличии от личного обыска в уголовном порядке, нет требования о присутствии понятых. В ходе личного досмотра у задержанного находят наркотики. Так как понятых в такой процедуре быть не может, то оперуполномоченные приглашают так называемых «представителей общественности» (квази-понятых). Делается это для того, чтобы приблизить процедуру к уголовно-процессуальной и легализовать документы, полученные в ней, в уголовном деле.

По таким преступлениям протоколы личных досмотров и обысков – самые важные доказательства, а понятые и оперуполномоченные часто главные свидетели в суде.

Изученные приговоры позволяют утверждать – в местностях, где с полицией сотрудничает фонд «Город без наркотиков» и где активно казачество, понятые по делам о наркотических преступлениях, и в меньшей степени, – о других преступлениях, часто квази-полицейские.
Когда подсудимые не ссылаются сами на то, что понятые не были объективными, суды в принципе оставляют их принадлежность к квази-правоохранителям без внимания [26]. Причем иногда вигиланты, рассказывая о своём участии в деле, высказывают даже личную заинтересованность в изобличении преступников.

Так, один свидетель сообщил, что он «казак и борется с наркотиками, уже несколько раз участвовал в проверочной закупке» [27]. Другие рассказывают о совместной работе с сотрудниками правоохранительных органов – работают, патрулируют город вместе с сотрудниками ППС, их в качестве гражданских лиц привлекают понятыми часто [28], «по роду деятельности участвуют в охране общественного порядка и по просьбе полицейских бывают понятыми» [29].
[26] Приговор № 1-280/2014 от 12 августа 2014 г. Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края //sudact.ru/regular/doc/mdvCO0p2bzYa/.

[27] Приговор № 1-3-13Г от 25 февраля 2013 г. Приморского районного суда г. Новороссийска Краснодарского края //sudact.ru/regular/doc/nDPolSSN3EUX/

[28] Приговор № 1-86/2018 от 27 сентября 2018 г. Новоалександровского районного суда Ставропольского края //sudact.ru/regular/doc/Qh8gGuMPxFlR/

[29] Приговор №1-72/2018 от 19 февраля 2019 г. Алексеевского районного суда Волгоградской области //sudact.ru/regular/doc/DneSLz6P0LUn/
Предполагаемую заинтересованность понятых и в этих случаях суды не анализируют
в приговорах, не обращая внимания на эти фразы, не давая вообще им никакой оценки.
Однако часто защита все же указывает на то, что понятые – заинтересованные помощники полиции. И в таком случае суды не видят проблем в привлечении вигилантов в качестве понятых, аргументируя это следующим:

  • Само по себе членство в казачьем обществе или фонде «Город без наркотиков» не говорит о заинтересованности [30];
  • Понятой не является должностным лицом, не решает вопрос о возбуждении дела;
  • Понятой не находится в служебном подчинении у сотрудников правоохранительных органов [31];
  • Понятой не заинтересован в увеличении показателей правоохранительных органов в раскрываемости преступлений [32];
  • Участие в качестве наблюдателя не носит систематический, постоянный характер [33];
  • Понятой не состоит в зависимости от оперативных сотрудников.
[30] Приговор Заречного районного суда Свердловской области № 1-78/2014 от 15 декабря 2014 г. //sudact.ru/regular/doc/2LHmVJieJk6P;

[31] Постановление Пермского краевого суда от 07.06.2018 по делу N № 44а-819/2018
Решение находится в базе «КонсультантПлюс» http://www.consultant.ru/

[32] Апелляционное определение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 03.03.2016 по делу N № 22-155/2016 https://oblsud--ynao.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=128375&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=4269

[33] Приговор Ангарского городского суда № 1-440/2016 от 24 июня 2016 г. //sudact.ru/regular/doc/gEEhkCAruVHw/

Интересно, что в одном из приговоров суд высказался даже «в поддержку» участия понятого, который снимал следственное действие (задержание подозреваемого) на камеру мобильного телефона: «наличие видеозаписи, сделанной им, говорит о том, что мероприятия были с элементами открытости и гласности, с привлечением представителей общественности - организации «Город без наркотиков» [34].

Нам удалось обнаружить и редкий приговор о привлечении оперуполномоченного к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств и сбыт наркотиков. Свидетелями по делу были понятые – казаки местного общества, которые подписали протокол обыска (на деле обыск не проводился) по просьбе осужденного оперуполномоченного, с которым не раз вместе проводили следственные действия и были «по роду службы» давно знакомы [35]. Это единственный обнаруженный нами случай доказанного и признанного государством участия понятых-вигилантов в фальсификации доказательств по уголовному делу.

Вопрос привлечения вигилантов-«правоохранителей» в качестве понятых ставился перед Конституционным судом РФ (далее – КС РФ). Осужденный за сбыт наркотиков Ахмедов А.А., в деле которого понятыми при личном обыске были представители местного казачества, считал, что люди, которые на основании соглашений взаимодействуют с местной полицией, не могут быть понятыми. К сожалению, КС РФ по существу жалобу не рассмотрел, указав, что закон предполагает участие в качестве понятых незаинтересованных в исходе дела лиц, а ст. 75 УПК РФ позволяет признать доказательства, полученные с нарушением закона, недопустимыми и исключить из дела [36]. То есть наличие нормы, позволяющей казакам содействовать в государственной службе, заключать договоры с полицией, не противоречит Конституции.

Так как КС РФ рассматривает только вопросы о несоответствии законодательства Конституции, а не проблемы конкретных дел, он не стал рассматривать жалобу Ахмедова А.А., оставив судьям самим выбирать – признавать такие доказательства недопустимыми, или нет.

С КС РФ здесь нельзя не согласиться – сама по себе принадлежность к вигилантской организации не равна заинтересованности.
[34] Приговор Ангарского городского суда № 1-440/2016 от 24 июня 2016 г. //sudact.ru/regular/doc/5cyb0ukKgWbu/

[35] Приговор №1-67/2014 от 20 августа 2014 г. Славянского городского суда Краснодарского края
//sudact.ru/regular/doc/nYymDzY0i4O/

[36] Определение КС РФ от 25.06.2019 N 1812-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ахмедова Абдурахмана Ахмедовича на нарушение его конституционных прав статьями 60 и 75 УПК РФ, а также положениями Соглашения о взаимодействии администрации муниципального образования город Салехард, отдела МВД России по городу Салехарду и Салехардского городского казачьего общества при охране правопорядка на территории муниципального образования город Салехард» https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-25062019-n-1812-o/
УПК РФ однозначно устанавливает, что понятыми не могут быть те, кто осуществляет оперативно-розыскную деятельность и предварительное расследование. Все остальные граждане – будь то практиканты следователей, или казаки, формально понятыми быть могут. Но если суд установит, что они заинтересованы в исходе дела – полученное с их помощью доказательство должно быть исключено.
В связи с этим постановка судом вопроса о том, участвовал ли систематически и постоянно понятой в следственных действиях – верная для оценки его качеств как беспристрастного свидетеля.

В целом подход к оценке заинтересованности у судов довольно формальный, он не учитывает, как минимум, личностную вовлеченность некоторых понятых в «борьбу» с преступностью.

Итак, само по себе членство в казачьем обществе или фонде «Город без наркотиков» действительно не говорит о порочности следственного действия с его участием.

Но в каждом конкретном случае нужно выяснять – не привело ли участие в вигилантской организации к появлению личной заинтересованности, которая могла бы помешать независимому наблюдению за следствием. Это – работа стороны защиты, многое зависит от грамотной тактики допроса, и по вопросам проведения следственного действия, и по вопросу личностных качеств понятого, отношений с сотрудниками полиции.

При этом будет убедительно, если аргументы защиты в этой части будут строиться не только на предполагаемой необъективности понятых, но и на её последствиях: например, в протоколе неправильно отражены какие-то аспекты следственного действия, не отражены замечания подозреваемого на протокол, и т.д.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ЧЛЕНОВ ИНЫХ ВИГИЛАНТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
Использованы фото с сайтов: gazeta-novosti-zyablikovo.ru, youtube.com, mger.ru
8
Результаты вигилантских рейдов суды считают доказательствами нарушений по делам
о незаконной продаже алкоголя
В ряде решений суды ссылаются на информационные письма Нижегородского регионального отделения всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России», в которых говорится о выявлении в ходе общественного контроля факта незаконной реализации алкоголя [37].

Интересен «набор» вигилантских доказательств в одном из дел о привлечении к ответственности продавца за продажу алкоголя несовершеннолетним:

  • письменные объяснения двух свидетелей о том, что они проводили рейд, как координатор и участник проекта «Безопасная столица», на предмет выявления продажи алкогольной и табачной продукции несовершеннолетним в магазине, в котором несовершеннолетним совершили продажу алкогольной продукции;
  • копия удостоверения одного из свидетелей о том, что он член Общественного совета МВД РФ;
  • копия удостоверения второго свидетеля о том, что он помощник члена Общественной палаты РФ;
  • копия заявления (видимо, родителей несовершеннолетних) о согласии участия несовершеннолетнего в акциях и мероприятиях, проводимых ООП «Безопасная столица»;
  • Устав ООПН «Безопасная столица»;
  • Протокол общего собрания граждан о создании ООПН «Безопасная столица» (л.д.35-36).
[37] Постановление мирового судьи судебного участка №1 Автозаводского района г. Нижний Новгород от 30 августа 2016 г. по делу № 5-437/2016 https://sudact.ru/magistrate/doc/p1VWQIY5oqLa/, Постановление мирового судьи судебного участка №1 Автозаводского района г. Нижний Новгород от 30 августа 2016 г. по делу № 5-436/2016 //sudact.ru/magistrate/doc/0ZCITf69DzoO/, постановление мирового судьи судебного участка №1 Автозаводского района г. Нижний Новгород от 30 августа 2016 г. по делу № 5-434/2016 //sudact.ru/magistrate/doc/0Inz7FSMTsNv/, Постановление мирового судьи судебного участка № 352 Савёловского района г. Москвы от 15 марта 2017 г. по делу № 05-0069/352/2017
Из этих доказательств очевидно, что ООПН «Безопасная столица» действует в соответствии с квази-административными процедурами: они получили согласие родителей на участие в их мероприятии несовершеннолетнего как тайного покупателя, провели рейд и зафиксировали его результаты. Из постановления суда видно, что общественники провели собственную вариацию оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка».

Оценивая подобные закупки, проведенные сотрудниками полиции, суды считают незаконным привлечение к участию в них несовершеннолетних, даже с согласия родителей [38]. Однако в описанном случае активисты провели закупку, а полицейские в дальнейшем лишь оформили материал соответствующими протоколами.
[38] См., например, Постановление по делу об административном правонарушении http://mlrn2.ros.msudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&op=sd&number=59359646&case_number=5-375/2014&delo_id=1500001, Постановление Верховного Суда Республики Коми от 17 января 2014 г. по делу N 4А-5/2014 http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/123319563/#ixzz6OfWns8FG
Фактически активисты здесь полностью присвоили полномочия государственных органов. Полагаем, что суд необоснованно оставил без внимания и фактическое проведение оперативно-розыскного мероприятия неуполномоченными лицами, и вовлечение в него несовершеннолетнего.

При этом есть случаи, когда активисты привлекаются в качестве «закупщиков», например, интимных услуг [39]. Но в таком случае они совершеннолетние, действуют исключительно под контролем полиции, в связи с чем вопросов к законности таких действий не возникает.
[39] Постановление судебного участка №10 Зюзинского района г. Москвы от 29 марта 2017 г. по делу № 05-0151/10/2017 https://sudact.ru/magistrate/doc/39kl1xU2jWZW/
9
Случаи привлечения вигилантов к ответственности за их незаконные действия
Дело о привлечение участника «Лев против» к административной ответственности (штраф) за мелкое хулиганство (он, не обладая властными полномочиями, оскорбительно приставал к женщине, требуя прекратить курить) [40]. Полагаем, что это абсолютно верная и справедливая правовая оценка событий.

Нам не удалось найти постановлений о привлечении к ответственности активистов «СтопХам» по ст. 7.17 КоАП РФ (повреждение чужого имущества, такие нарушения оформляют сотрудники правоохранительных органов, и их нет в открытых источниках). Однако с учетом того, что представители МВД РФ высказывались о том, что действия активистов попадают под ст. 7.17 КоАП РФ, полагаем, что такая практика тоже есть [41].
[40] Постановление Петрозаводского городского суда республики Карелия № 5-209/2016 от 3 марта 2016 г. https://sudact.ru/regular/doc/e26AnZRnTkLP/

[41] См., например ответ из ГУ МВД по г. Москве https://www.drive2.ru/b/2787107/
Итак, чаще всего действия вигилантов – не основной объект внимания суда. Но даже при таком объеме практики прослеживается положительное отношение к проявлениям вигилантской активности (учет в качестве смягчающих обстоятельств, оценка следственных действий как совершённых с элементами «гласности» благодаря общественникам, и т.д.).
Особое внимание хочется обратить на случаи успешных споров граждан с вигилантами. Например, ситуация с привлечением к ответственности члена «Лев против» означает вероятную эффективность жалоб по случаям их приставаний к курящим и выпивающим людям.

Июль / 2020

Автор: Светлана Артамонова
Редактор: Асмик Новикова
Верстка: Виктория Железнова
ЧИТАТЬ ЕЩЕ