КЕЙС
Кейс «Феминистки на Кубани»

Фонд «Общественный вердикт» начал новую юридическую программу защиты граждан. Новая категория дел касается случаев, когда люди пострадали от действий вигилантов.

Здесь мы рассказываем о деле участниц феминистского семинара из Краснодарского края, которым угрожали неизвестные люди, а неопознанные казаки вместе с полицией сорвали проведение семинара и незаконно задержали его участниц.

Использованы кадры с женского марша в Алмате,
фото кубанских казаков.
В сентябре 2017 года в «Общественный вердикт» обратились за помощью участницы феминистского семинара. Елена Иванова, Оксана Васякина, Лолита Агамалова, Дарья Егорова, Анастасия Вознесенская, Таисия Симонова и Леда Гарина жаловались на противоправные действия сотрудников полиции и угрозы неизвестных лиц, называющих себя казаками.

Юристы фонда взяли дело в работу. Связь с пострадавшими поддерживали через Таисию Симонову. Все процессуальные действия совершались от ее имени и для защиты ее прав.
Что случилось
Фабула произошедшего по версии пострадавших
В августе 2017 года в поселке Возрождение Краснодарского края Таисия Симонова, Елена Иванова, Лолита Агамалова, Оксана Васякина, Анастасия Вознесенская, Вероника Беленькая, Екатерина Осипова и Леда Гарина и другие готовились к открытию летнего семинара по правам женщин. Инициаторы фемлагеря планировали обсудить дискриминацию женщин на работе, современную женскую поэзию, инклюзивный феминизм и феминизм для женщин с РАС (расстройства аутического спектра). Одна из девушек, Леда Гарина, взяла с собой свою восьмилетнюю дочь.

Сразу после приезда, 12 августа, организаторам стали поступать звонки и сообщения с угрозами от неизвестных. Некий Роман Москаленко сделал запись в «Вконтакте» на странице Таисии Симоновой с предупреждением не приезжать на Кубань, потому что (орфография и пунктуация сохранены. — ред.) «жители Кубани крайне негативно относятся к идеям феминисток», «Казачество краснодарского края не советует [девушкам] устраивать лагерь на [их] земле, так как [казаки] не пропагандируют толерантность по отношению к лицам, разлагающим общества», и «казаки оставляют за собой право отстаивать сложившиеся устои». Позже Таисия стала получать открытые угрозы с одного и того же телефонного номера: мат, оскорбления и угрозы изнасилованием.

Изначально семинар планировали провести в небольшой бухте в поселке Криница. Но за пару часов до заезда хозяин турбазы отказал организаторам, сославшись на проблемы с пожарной безопасностью. Таисия Симонова, Елена Иванова, Лолита Агамалова, Оксана Васякина, Анастасия Вознесенская, Вероника Беленькая, Екатерина Осипова и Леда Гарина со своей восьмилетней дочкой вынуждены были остановиться в соседней бухте Инал в гостинице «Чайка». Другие девушки разместились на турбазе в поселке Возрождение.

14 августа в 6.30 утра в гостиничный номер девушек в гостинице «Чайка» ворвались шесть человек в гражданском. Не представившись, без объяснения причин они потребовали предъявить документы. Один из них показал удостоверение на имя Золотарева П.С., с его слов, сотрудника уголовного розыска. Остальные отказались предъявлять удостоверения, тем не менее, не отходили от девушек ни на шаг, даже сопровождали в туалет. Следом в комнату к Таисии вошли двое сотрудников полиции: лейтенант полиции Орлов Д.В. и прапорщик полиции Абгарян А.А. Сотрудники объяснили, что якобы проводят проверку поступившей жалобы на скандаливших ночью женщин с ребенком. В рамках проверки все девушки, в том числе Леда Гарина с дочкой, должны проехать в отдел полиции. Отказ будет расценен как неповиновение, последнее — уже административное нарушение.

Скриншот смс-сообщения с угрозами, подписанное «Козаками Кубани»
Подобные угрозы поступили трем из четырех координаторок феминистского лагеря
Девушкам не разъяснили, зачем им нужно следовать в отделение полиции, задержаны они или нет, вызывают их на допрос или хотят доставить в полицию для совершения каких-то других действий.
Около восьми утра девушек вместе с ребенком доставили в полицию. Их развезли по разным отделам.

В участке девушки провели более трех часов. Таисию Симонову держали дольше остальных, до 12.15 этого же дня. У девушек взяли объяснения, не разрешили позвонить адвокату, не выдали протоколы задержания, а также протоколы доставления или другие документы. Перед тем как освободить, девушкам вручили предупреждение об ответственности за несанкционированный митинг.
Что это значит
Правовой анализ произошедшего
Исходя из фабулы дела, угрозы девушкам поступали именно из-за их принадлежности к феминистскому движению (социальной группе) и из-за темы, которую они выбрали для своего семинара. Статья 119 УК предусматривает наказание за угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наказание за такие угрозы по мотивам ненависти к социальной группе намного строже (ч. 2 статьи 119 УК РФ).

Угрозы изнасилованием и оскорбления в адрес участниц семинара – очевидные преступления, о которых следует сообщать в правоохранительные органы, что и было сделано юристами «Общественного вердикта». Принудительное доставление в полицию без объяснения причин задержания, долгое удержание в отделе без всяких оснований юристы Фонда интерпретируют как незаконное задержание. Такие действия выходят за рамки должностных полномочий сотрудников полиции. Это нарушение, за которое предусмотрено наказание по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

По статье 286 УК РФ юристы просили возбудить дело и в отношении казаков, угрожавших женщинам изнасилованием. С недавнего времени казаки принимают участие в работе полиции и по сути являются должностными лицами. Юристы предположили, что звонки и сообщения могли поступать от реестровых казаков, находившихся в тот момент на службе. Важно было проверить эту версию.

Незаконные действия сотрудников полиции можно обжаловать и в судебном порядке (глава 22 Кодекса об административном судопроизводстве (КАС)). Эта процедура направлена на то, чтобы государственный институт, сотрудник которого допустил нарушения, устранил или посодействовал восстановлению нарушенных прав пострадавших (ч. 9 статьи 227 КАС). Способами восстановления нарушенных прав станут, например, привлечение должностного лица к дисциплинарной ответственности и/или выплата компенсации за нарушенные права.

Юрист Фонда Светлана Тореева использовала два инструмента – сообщение о преступлении в следственные органы и иск в суд. Кроме того, обратившись в суд, юрист рассчитывала получить доступ к материалам административного дела о задержании.
Внеочередной XXI Съезд Коммунистической партии Советского Союза. 27 января — 5 февраля 1959 года. Стенографический отчет. I. М., 1959. С. 104.
Что сделано
1. Жалоба на угрозы неизвестных лиц
В декабре 2017 года от имени Таисии Симоновой было подано сообщение о преступлении в Следственный комитет по Туапсинскому району. Таисия жаловалась на угрозы в ее и в адрес других участниц семинара от неизвестных лиц, которые представились казаками. Следственный комитет перенаправил жалобу в отдел полиции поселка Джубга, сотрудники которого и задерживали девушек в августе во время семинара. Причиной стало то, что по мнению Следственного комитета расследование предполагаемых угроз от казаков не входит в их компетенцию. Такие преступления расследует полиция.

Дознание отдела полиции Джубги отказалось возбуждать уголовное дело, посчитав, что отсутствует состав преступления. Таисии и ее представителю не только вовремя не сообщили об отказе в возбуждении уголовного дела, но и вообще не отправили им постановление. Попытка ознакомиться с материалами проверки осталась безрезультатной: дознаватель отказался предоставлять материалы, даже когда юрист Фонда как представитель Симоновой приехала знакомиться с ними лично в отдел. Именно тогда, наконец, сообщили, что вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и выдали копию постановления.

Это постановление было обжаловано в Туапсинском районном суде. Юристы жаловались на отказ возбуждать уголовное дело по факту угроз, а также на отказ дознавателя предоставить материалы проверки.

На судебном заседании, назначенном на 26 июля 2018 года, выяснилось, что отказ возбуждать дело уже был отменен прокурором. Об этой отмене ни Таисии, ни ее представителям не сообщили. Заседание суда задержали на несколько часов.

Причина, как выяснилось из разговора прокурора и дознавателя, — отсутствие материалов проверки по делу. А без материалов проверки суд не мог рассмотреть жалобу Таисии. Спустя четыре часа, отыскав материалы проверки, прокурор заявил в суде, что отказ в возбуждении дела отменен, начата новая дополнительная проверка всех обстоятельств случившегося. На основании этого суд решил, что оснований для удовлетворения жалобы нет.
Неознакомление потерпевшей с материалами проверки объяснили их отсутствием. По словам дознавателя, материалов у него не было, их для проверки забрала прокуратура.
В ответ на это Таисия и ее представитель объяснили суду, что дознаватель им таких объяснений не давал ни письменно, ни устно. Суд же посчитал его аргументы убедительными, и в этой части (неознакомление с материалами проверки) отказал.

В сентябре 2018 года решение было обжаловано в апелляции в Краснодарском краевом суде, который отказал в удовлетворении жалобы, не найдя ее обоснованной.
2. Жалоба на незаконное задержание
В октябре 2017 года юристы Фонда решили включить судебный механизм и обратились в Туапсинский районный суд с жалобой на незаконные действия сотрудников полиции в надежде получить материалы административного дела (протоколы о задержании, административном правонарушении и пр.). Эти документы помогли бы собрать доказательства того, что задержание было незаконным.

Тем не менее Туапсинский районный суд не стал принимать иск в производство, решив, что случившееся должно оцениваться в рамках уголовного, а не административного процесса. Решение было обжаловано в Краснодарском краевом и Верховном суде России. Суды обеих инстанций отказали в рассмотрении жалобы, аргументировав тем, что дело следует рассматривать в уголовно-процессуальном порядке.
В июне 2018 года Таисия подала сообщение о преступлении в Следственный комитет на незаконное задержание и удержание в отделе полиции. О результатах рассмотрения жалобы на сегодняшний момент ничего не известно.
В конце апреля 2019 года бездействие следственных органов обжаловано в Туапсинском районном суде. В своей жалобе юрист фонда просила признать незаконными и отказ от проведения проверки и как следствие невозбуждение уголовного дела, и неуведомление Таисии Симоновой о статусе ее заявления.
Суд в своем постановлении от 7 мая 2019 года частично удовлетворил жалобу. Суд согласился с тем, что отсутствие проверки по поданному сообщению о преступлении незаконно. Суд также признал незаконным отсутствие какого-либо решения по заявлению пострадавшей. Суд обязал Следственный отдел по Туапсе СК РФ провести проверку.
Что остается сделать
Согласно выбранной юридической стратегии, остается ждать решения следственных органов по жалобе на незаконное задержание. После решения суда седьмого мая следствие должно провести проверку и принять процессуальное решение. От этого решения зависят дальнейшие действия защитников.

Вместе с этим юристы планируют обжаловать бездействие следствия по заявлению об угрозах, которые получали девушки. Пока следствие не рассмотрело или же не сообщило о результатах рассмотрения жалобы ни Таисии, ни ее представителю.

Параллельно с этим подана жалоба в Европейский суд по правам человека о нарушении прав девушек на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 статья 5, 5 (4) Конвенции), на бесчеловечное обращение (статья 3 или 8 Конвенции), на неэффективное расследование такого обращения (процессуальный аспект статьи 3), а также на нарушение свободы слова и свободы собраний (статьи 10 и 11 Конвенции).
27 мая / 2019

Автор: Ани Агагюлян,
юрист-аналитик фонда
при участии Светланы Тореевой,
юриста фонда «Общественный вердикт»
Редактор: Асмик Новикова
Верстка: Ксения Гагай
Фото: 316news.org, yuga.ru, sputniknews.kz
ЧИТАТЬ ЕЩЕ