ОБЗОР
Социальные карьеры парамилитари. Есть ли среди них вигилантские?

Военный конфликт на Юге-Востоке Украины привел к возникновению, а иногда — перерождению, парамилитарных групп. По сути, боевики, которые создают неформальные армии, приобретают, а во многих случаях продолжают, опыт участия в боевых действиях и прямом насилии в отношении мирных жителей. Парамилитари воевали по обе стороны конфликта. Но в этом небольшом исследовании нас интересуют те "ветераны", которые вернулись в Россию.

Что происходит с парамилитарными группами после военных конфликтов? Как они возвращаются в общество и какие социальные сценарии строят? В основе исследования — онлайн методы поиска и верификации информации, а также традиционные методы неформализованных интервью с участниками конфликта. Этот первый опыт — комбинация журналистского расследования и элементов классического полевого исследования. Работа выполнена Викторией Ли, корреспонденткой «МБХ медиа», при координации Асмик Новиковой, руководителя исследовательских программ фонда «Общественный вердикт».

«Вот он у меня, Русский мир, за окном, смотрите, как нас
на газон швыряет всякая падаль, нанятая за мелкий прайс»
Сценарии социальной карьеры, то есть маршруты постконфликтной интеграции парамилитари, складывались по-разному. Одни вернулись к обычной жизни, другие продолжили воевать уже в других войнах, третьи были осуждены и отправились в места лишения свободы, четвертые организовали военно-патриотические клубы, пятые совмещали разные сценарии, например, сначала участие в войне в Сирии, потом — работа в военно-патриотическом клубе. Фокус этого исследования на социальных карьерах людей, воевавших на Юго-Востоке Украины, а особенно нас интересовали вигилантские социальные карьеры их поствоенной жизни в России.
Сценарий первый: гражданка, ЧОП и уроки выживания
Большая часть людей, воевавших на Донбассе, вернулась к обычной гражданской жизни, кто-то занимается общественной деятельностью, кого-то посадили, рассказал нам Алексей Соболев, который воевал в ополчении с 2014 по 2015 год, но по 2017 год возил на Донбасс гуманитарную помощь.
Алексей Соболев — в 2014-2015 годах воевал на стороне сепаратистов на Юго-Востоке Украины, по 2017 год возил на Донбасс гуманитарную помощь. Сейчас живет в Москве, занимается строительством, выступает против точечной застройки группы компаний «ПИК» в родном Кунцево.
Антон Раевский вернулся в Россию в конце 2015 года в должности командира мотострелкового взвода в третьем батальоне седьмой бригады самопровозграшенной Луганской народной республики. С 2016 года проживает в Орле и работает охранником за 12 тысяч рублей в месяц.
Антон Раевский. Русский националист. Состоял в «Национальной социалистической инициативе» Дмитрия Боброва и в «Черной сотне» в Орле. Воевал в 2014-2015 годах на стороне сепаратистов:

«Сменил уже несколько ЧОПов. Не везде меня берут на работу охранником, хотя все необходимые документы на работу частным охранником у меня есть. Например, в орловском ЧОПе "Кристи" мне отказали в трудоустройстве без объяснения причин. От своих источников я узнал, что руководство, а это бывшие сотрудники правоохранительных органов, пробили меня и не захотели, чтобы я работал даже простым охранником магазина. Из-за моих ранних политических убеждений, хотя не исключаю, что это связано и с Донбассом».
В свободное время Раевский ведет блог «Проект "Брось вызов"» о самообороне, походах и выживании. Антон объясняет:
«Чтобы не растерять военные навыки, которые мне могут пригодиться в будущем, и для поддержания физической формы, плюс это возможность донести мои мысли, размышления и воспоминания».
Еще один "ветеран", Ярослав Волков, уже в августе 2015 года уехал на военную базу в Республике Таджикистан. Но судя по нынешней странице Ярослава во «ВКонтакте», сейчас он работает в мужском клубе «Зауралье 45», в котором занимается охотой, рыболовством и стрельбой. На видео ниже Ярослав сравнивает порох.
Ярослав Волков — контрактник родом из Челябинска. По данным международного волонтерского сообщества InformNapalm, 25 мая 2015 года Ярослава перебросили в Луганск через Ростов-на-Дону, военный побывал в Горловке и Донецке под видом ополченца, его позывной «Тихий».
Как рассказал нам руководитель аналитического центра «Сова» Александр Верховский, после войны участники боевых действий на Юго-Востоке не были представлены в обществе организованно:

«Довольно большая масса людей, которые вышли из Донбасса, рассеялась, просто куда-то подевалась», — Верховский.

Другими словами, при первом взгляде на проблему, можно констатировать, что парамилитари не создали организованных и устойчивых форм вигилантской активности, достаточно заметных, чтобы говорить о сложившихся практиках. Требуется более чувствительная оптика, чтобы обнаружить те или иные формы "вигилантской" жизни.
Сценарий второй: другая война
Часть людей уехала воевать на другие войны — в Сирию, в Ливию, рассказал нам Станислав Воробьев.
Станислав Воробьев — лидер ультраправой российской организации «Русское имперское движение». В 2014 году РИД вместе с партией «Родина» приняли декларацию о защите русского населения Донбасса и создали движение «За Новороссию». Подразделение РИД «Имперский легион» подготовило и снарядило в Донбасс около 300 добровольцев. 6 апреля 2020 года США включили РИД в список террористических организаций.

«У нас всего семь потерь, очень маленькие для такой национально-освободительной войны, выжило 97% добровольцев. 90% этих людей вернулись к своей гражданской жизни, 10% продолжили свое боевое прошлое, им понравилось воевать. Это симптом войны, люди всегда психически страдают от военных действий. В ЧВК потери гораздо больше, в нормальных западных ЧВК берегут своих солдат, а у нас... зато платят хорошо». — Воробьев
«Имперский легион» состоял из двух программ подготовки: «Доброволец» и «Партизан». Первая занималась подготовкой и отправкой добровольцев на Юго-Восток Украины, брали людей, которые «переживали за Россию и русских народ», вторая — коммерческий проект для «любителей выживания» без идеологической подоплеки, который работает до сих пор, говорит Воробьев.
Сценарий третий: Клубная патриотическая деятельность
Другое направление деятельности — военно-патриотическое. Это могут быть клубы, как, например, клуб диверсионно-штурмовой группы «Русич» Алексея Мильчакова. «Русич» — разведывательно-диверсионное подразделение, которое входило в состав группы быстрого реагирования «Бэтмен» Александра Беднова, был выведен из Донбасса в 2015 году.
Алексей Мильчаков — петербургский неонацист, позывной «Фриц», «Серб». В 20 лет прославился из-за снимков с расчленным щенком. В 2014 году присоединился к «Бэтмену». 5 сентября 2014 года устроил засаду, в которой погибли около 40 военных батальона «Айдар» и 80-й десантно-штурмовой бригады. В 2017 году «Фонтанка» обнаружила Мильчакова на базе у завода «Хаян» в провинции Хомс в Сирии с боевиками ЧВК «Вагнер».
«Мильчаков после войны хорошо устроился — тренирует в своем клубе при питерском ДОСААФ. Конечно, ему помогли его кураторы. Он ведь член кремлевской организации "Союз добровольцев Донбасса" и пользуется покровительством Бородая (бывший глава ДНР. - ред.)». — Антон Раевский
ВПК «Русич» занимается боевой подготовкой и проводит учения. На одном из таких учений в 2017 году тренировались казаки из общины Северо-Запада «Ладожская гвардия». Как нам рассказал ее атаман генерал-майор Александр Калинин, у самой общины была целая группа на Юго-Востоке.
«Наиболее яркий пример — наш походный атаман, Юрий Беляев. Он два года был на Юго-Востоке в качестве военкора. Работал с Бедновым, «Бетманом», который погиб в конце 2014 года. Но, к сожалению, сам Юрий Беляев умер буквально на днях 18 марта, уже в Санкт-Петербурге от инфаркта». — Александр Калинин
Контрактник Заза Хасия, о котором рассказало InformNapalm, когда мы с ним связались, ответил, что ничего не знает, а на Юго-Восток ездил «на море отдыхать».
Системный сценарий. Квази-вигилантский
Самый системный сценарий — «Союз добровольцев Донбасса», это «место для умиротворения» добровольцев, говорит Александр Верховский. Организация появилась в 2015 году, ее возглавляет бывший глава самопровозглашенной ДНР Александр Бородай. Как нам сказала пресс-секретарь организации Мария Коледа, в СДД состоит около 15 тысяч человек. Организация занимается теми, кто вернулся из Донбасса. В помощь входит лечение раненых, покупка протезов, поддержка семей погибших, реабилитация, социализация после войны, содействие в юридических вопросах. Например, помогают легализоваться в России и защищают перед властями Украины.
Мария Коледа — военный журналист, активистка «России молодой». В 22 года поехала освещать события на Украине. 7 апреля 2014 года побывала в столкновениях в городе Николаев, на следующий день ее задержали сотрудники спецподразделения СБУ «Альфа». Провела пять месяцев в плену. Мария рассказывала, что ее насильно заставляли признаться в шпионаже. Сейчас работает пресс-секретарем СДД.

«Каждый раз приходится доказывать, что люди не совершали уголовного преступления на территории Украины, а Украина подала в Интерпол по ложному обвинению», — рассказала нам Коледа.
СДД занимается и военно-патриотическим направлением. Члены движения проводят уроки мужества в школах, рассказывают о войне.
«В добровольцы по определению не идут люди равнодушные, огромное количество ребят состоит в поисково-спасательных отрядах, например, в "Российском союзе спасателей", спасательно-гуманитарном формировании "Надежда", поисковом отряде "Сокол", "Лиза Алерт", — сказала нам Мария. — Многие ребята имеют статус спасателя, я сама сейчас учусь на спасателя, а в спасательно-гуманитарных формированиях я участвовала еще задолго до войны».
Об СДД часто говорят как о финансируемой Кремлем организации, связанной с бывшим помощником президента Владиславом Сурковым.
«Для меня все, кто в СДД, это продажные проститутки, предавшие идею Новороссии и наплевавшие на могилы своих командиров. Это наемники Путина, их можно использовать, как пушечное мясо, в Сирии и в случае дестабилизации в стране». — Антон Раевский.
Участники военного конфликта на Юго-Востоке Украины — люди, которые могут при необходимости мобилизоваться, считает бывший ополченец Олег Мельников:
«Добровольцы куда сильнее либеральной общественности, это реальное боевое крыло, — рассказал нам Олег Мельников.У Суркова была задача оставить этих людей под собой. Не потому, что власти хотят их как-то использовать, а потому что они не хотят, чтобы они, не дай бог, ушли к Навальному или еще кому. Это реальная сила, чтоб вы понимали, эти люди не боятся стрелять».

Олег Мельников — основатель и лидер волонтерского движения против рабства «Альтернатива». На войну поехал после сожжения Дома профсоюзов 2 мая 2014 года в Одессе, занимался обменом пленными. После войны вернулся к движению.
Мария Коледа объясняет, что СДД работает с несколькими организациями и фондами, принимают адресные пожертвования для конкретных людей, системы членских взносов у организации нет. Сурков помогает организации, но как именно, Мария Коледа не уточнила.
«Я смеюсь, когда слышу, что мы кремлевская организация, потому что где тогда мой бюджет? — спрашивает Коледа. — Я сотрудник штаба, я пресс-секретарь организации. У меня всегда такие слухи вызывает смех. У нас очень хорошие взаимоотношения с Сурковым, мы общаемся. Он нам помогает, чем может».
Исходя из ответов интервьюируемых, мы можем сделать вывод, что наиболее системный сценарий для людей, воевавших в Донбассе — членство в СДД и участие в его жизни. В организации состоит 15 тысяч человек, это наиболее крупное движение в данной категории людей. Действительно, это место «умиротворения».
Вигилантские сценарии: работа с оппозицией и рынок политического насилия
Под вигилантами или вигилантскими практиками мы понимаем устойчивую деятельность общественной группы, нацеленную на решение той или иной проблемы и использующую для этого присвоенные властные полномочия. Вигиланты практикуют насилие и обосновывают свою деятельность моралью. Проблема, которую вигиланты пытаются решать, может быть реальной или нет, значимой или нет, но она ими всегда манифестируется.

В этом ключе заслуживает внимания отдельное направление деятельности ветеранов Донбасса — работа с оппозицией. Согласно расследованию «Медузы», в 2017 году на «Добровольческих играх» «Союза добровольцев Донбасса» и «Конфедерации военно-прикладных видов спорта» отобрали около 40 человек в «группы, подконтрольные Евгению Пригожину», которые используются для «запугивания и дискредитации».

Мы искали информацию о людях с фотографий с «Добровольческих игр», чтобы установить, были ли они замечены в операциях против оппозиции. В турнире приняли участие 12 команд из России, ДНР и Южной Осетии.

На одной из фотографий нам удалось идентифицировать Евгения Данилова из города Малоярославец Калужской области. Судя по форме и фотографиям, он был командиром команды «Первой сводной офицерской пластунской сотни», общины казаков из Малоярославца. На его старой странице во «ВКонтакте» на март 2020 года очень мало данных: ни одной фотографии, только город, несколько репостов и десять друзей. Среди них Дмитрий Зайцев, казак Крымского Баклановского полка, член «Союза добровольцев Донбасса», сказано в размещенной на странице Дмитрия благодарственной грамоте от главы республики Крым Сергея Аксенова — «за мужество и высокий патриотизм в защите конституционных прав и свобод жителей Крыма». В том же посте 2016 года фото Зайцева у памятника героям Отечественной войны 1812 года в Полоцке и групповые снимки у «Памятника полковому священнику» с людьми в военной форме и казачьей атрибутике под флагом «Первой сводной офицерской пластунской сотни» в Малоярославце. Среди них — Евгений Данилов.
Евгений Данилов — казак «Первой сводной офицерской пластунской сотни», принимавшей участие в крымских и украинских событиях. Судя по тому, что он участвовал в турнире, состоит в СДД. Воевал ли Данилов в Донбассе, мы не можем твердо утверждать.
Судя по фотографиям со страницы супруги Данилова Светланы, в 2018 году году они вдвоем побывали в Абхазии. На одной из фотографий с парой — атаман «пластунской сотни» Сергей Таранов.
Сергей Таранов — атаман «Первой сводной офицерской пластунской сотни». позывной «Белорус». По данным базы «Миротворец», Таранов участвовал в крымских событиях 2014 года и боевых действиях в Донбассе в составе «Великого войска Донского», входит в СДД, в его отделении в Калужской области Таранов занимает должность замначальника. Таранова тоже опознали среди казаков, избивавших протестующих 5 мая 2018 года.

«"Первая сводная офицерская пластунская сотня» входит в "Великое войско Донское" атамана Козицына. Он воюет не за Русский мир, а считает казаков отдельным от русских народом и выступает за создание на Юго-Востоке Украины независимого государства казаков. Мы с такой постановкой вопроса не согласны», — сказал нам атаман «Ладожской гвардии» Александр Калинин
В ноябре 2016 года «пластунская сотня» участвовала в акции у посольства Сирии в Москве во главе со своим атаманом Тарановым — бросили ноги манекенов к воротам в ответ на похожую акцию британцев у посольства России. «Пластунская сотня» зарегистрирована как казачье общество, главный вид деятельности которой — «деятельность по обеспечению безопасности в области использования атомной энергии», но в реестре казачьих организаций Минюста от 2016 года «пластунской сотни» нет.

Связаться с Сергеем Тарановым и Евгением Даниловым не удалось: написать им нельзя из-за настроек приватности.
«В ополчении к казакам всегда было презрительное отношение. Эти люди бежали с поля боя, за редким исключением занимались мародерством. Атаман "Великого войска Донского" Козицын — открытый идиот, я не понимаю, почему он находился там, а не в Кащенко. Такие люди, к сожалению, были. Именно они позорили ополчение и занимались мародерством. Именно эти люди занимаются разгоном митингов. Позор да и только».— Бывший ополченец, руководитель "Альтернативы" Олег Мельников.
Среди казаков, которые избивали протестующих 5 мая 2018 года, опознали еще несколько членов СДД. Пресс-секретарь организации Мария Коледа сказала нам, что эти люди действовали, исходя из собственных убеждений:
«СДД представяют Александр Юрьевич Бородай и Андрей Юрьевич Пинчук. Невозможно отвечать за действия каждого добровольца, как и в любой организации. В СДД люди абсолютно разных политических взглядов, абсолютно разного вероисповедания, абсолютно разного социального статуса, каждый человек представляет себя на каких-то определенных мероприятиях, это нормально».
«Медуза» рассказывала, что в 2018 году участники «Добровольческих игр» избили активиста, который попросил издание не раскрывать своего имени. Активист опознал на фотографиях с игр двух из четырех нападавших. Один из них уроженец Барнаула, а другой — донбасского Енакиева. Я разговаривала с участником игр из Енакиева Юрием. Мужчина живет в Донбассе и работает таксистом. Он рассказал, что на играх был командиром команды из пяти человек, заняли первое место по тактике и стрельбе. О рекрутировании в структуры Евгения Пригожина, по словам Юрия, он ничего не слышал. Юрий говорит, что, кроме него, из Енакиева на играх никого не было, а в Россию он ездил только в Ростов-на-Дону и в Москву «по личным делам», а о нападении ничего не слышал.
Юрий родом из Енакиева. Проходил срочную службу в украинской армии, несколько лет служил в Дагестане. Мастер спорта по боксу, занимался тяжелой атлетикой и тактическими тренировками, тренировал людей. Воевал в 2014-2017 годах. Состоит в СДД.

«Я оттуда привез две золотых медали и две бронзовые. Хорошо выступили, все остались довольны. Об отборе в первый раз слышу. Об участии ветеранов в около силовой деятельности я ничего не слышал, честно, никто не пишет, не сообщает. Я неплохо выступил, по всем играм занял первое место по личному первенству, начали говорить туда-сюда, но это все забылось, ну и все, связи мы с ними потеряли. Я подал на российский паспорт, должен скоро получить. Думал устроиться в СОБР или МВД, но никуда не берут. Я пробивал по связям. Мы им не интересны». — Юрий.
Пресс-секретарь «Союза добровольцев Донбасса» Мария Коледа так комментирует расследование «Медузы»: «Читала, посмеялась. Как бы вам сказать, кто хочет в Евгению Пригожину, тот идет к Евгению Пригожину. К СДД это не имеет отношения».

Такие события, как открытое при попустительстве полиции избиение протестующих 5 мая 2018 года, все-таки экстраординарные. Более типична уже сложившаяся практика срыва неприемлемых, по мнению вигилантов, мероприятий, например, выставка или обсуждение острых тем.

В мае 2018 года добровольцы из СДД, в том числе и Мария, сорвали фестиваль «Муза непокорных» в Сахаровском центре. Анонс мероприятия был опубликован на сайте организации и в ее соцсетях: «В очередной раз украинские нацисты приедут в "страну-агрессор" для того, чтобы рассказать нам о доблестных воинах АТО и "донбасском быдле", которому противостоят новоявленные "воины света". Достойную компанию проукраинским сторонникам АТО составят ЛГБТ-активисты, жалующиеся на тяжелые условия жизни в "нетолерантной" России и представители антиправительственных оппозиционных групп, наподобие "Движения 14%"». Всех неравнодушных приглашали провести «профилактическую беседу о недопущении антирусской и экстремистской пропаганды на территории России». Добровольцы заблокировали вход в Сахаровский центр.
«Я выступаю категорически против высадки членов АТО на территории РФ, к самому фестивалю "Муза непокорных" вопросов нет. Я пришла туда как член движения с одной стороны, с другой стороны, как вы думаете, как относятся члены СДД, да и в принципе любые защитники мирного населения Донбасса и участники тех событий к тем, кто стрелял в них, убивал их друзей, товарищей, убивал мирное население? Тут все понятно, да? Вот и все. Поэтому и в дальнейшем мы будем категорически выступать именно как союз, именно как движение против популяризации членов АТО и различных экстремистских или запрещенных на территории РФ организаций». — Мария Коледа.
Бывший ополченец, а ныне активист в московском Кунцево, Алексей Соболев рассказал, что создаются парамилитарные формирования для «опоры действующей власти и разгона несогласных»:
«Все протестующие по Москве знают друг друга и поддерживают. В Раменках противостояние с "Таширом", люди протестуют против стройки. В прошлом году я приехал туда поддержать соседей. Телогрейка у меня с нашивками. Чувачок из ЧОПа, который пришел разгонять жителей, ко мне подходит и говорит: "А ты в каком батальоне был?". Я говорю: "А ты тоже был?" Оказалось, что мы теперь по разные стороны баррикад, а на Донбассе он был из соседнего батальона. Я говорю: "Ну нормально, здрасьте, приплыли. Мы друг против друга стоим, дожили". Если ты такой идейный, ездил воевать за какие-то идеалы, а сейчас бьешь бабок и стариков, это что такое?» — Алексей Соболев.
По словам одного из создателей проекта «База данных» Антона Громова, нападений со стороны бывших боевиков они зарегистрировали около 50 по всей России:
«Именно масштабных столкновений мы пока не наблюдаем, потому что власть стала действовать несколько иначе. В 2018 году использование казаков вызвало критику со стороны людей, далеких от политики и симпатизирующих власти, потому что это выглядело, как разжигание гражданской войны. Власти сменили тактику и активно применяют свои официальные подразделения: ОМОН, Росгвардию и войска МВД. Но это не значит, что они не будут применять эти силы дальше в кризисных ситуациях, когда потребуются действия в серой зоне, сейчас этих людей держат и подкармливают».
Как рассказал нам пресс-секретарь ЛГБТ-группы «Стимул» Сергей Романовский (фамилия изменена), который придал огласке историю о том, как на Курском вокзале по гомофобным мотивам убили гея, в начале февраля Сергей начал получать угрозы во «ВКонтакте» от пользователя Алексея Гузенко. Мужчина писал: «Вы сдохнете не как п*****ы, а как враги народа. Причем уничтожать вас будут семьями». К угрозам Гузенко прикрепил видео пыток в Донбассе. Волонтерское сообщество InformNapalm выяснило, что Гузенко воевал в 2017-2018 годах в батальоне Захара Прилепина, а сейчас занимается строительством в Московской области. Подавать заявление в полицию Сергей не стал. «Правоприменительная практика показывает, что его в лучшем случае оштрафовали бы спустя долгое время, при этом он бы узнал мои личные данные и факт обращения в органы», — объясняет Сергей.

Николай Зайцев из Украины, воевал в 2014-2015 годах в составе бригады «Призрак», группы Алексея Мозгового, которая в последствии вошла в состав народной милиции самопровозглашенной ЛНР. Сейчас Зайцев живет в России. Он говорит:
«В основном ветераны в подавлении оппозиции не задействованы, а вот эту всякую п*****у (ущербные люди) типа политэмигрантов и SERB задействуют. Ветераны более менее самодостаточные, неплохо социализируются. Зачем человеку с навыком заниматься такой фигней? Если он не может устроиться на нормальную работу, он всегда может поехать в пески пострелять или вернуться в тот же Донбасс. Тем, кто жалуется, я всегда говорю: н****й (незачем) п****ть (болтать), вы сами купили билет на этот самолет».
Бывший вице-премьер парламента самопровозглашенной ЛНР Станислав Винокуров сейчас живет в России и работает в крупной федеральной компании, которую он отказался называть. О работе с оппозицией в России он сказал нам так:
«Эта тема никогда среди нас не обсуждалась, не муссировалась, никогда не было намеков нам или кому-то из нашего окружения в чем-то поучаствовать. Это должны быть люди идейные, которые опираются на личностные убеждения, или маргиналы, которые за эту работу получают деньги».
Вигилантский сценарий: устойчивая самостоятельная практика
Из вигилантских практик бывших ополченцев выделяется деятельность движения против рабства «Альтернатива» Олега Мельникова, созданное в 2011 году. Во время войны он занимался обменом военнопленных, поиском без вести пропавших и передачей тел погибших солдат с двух сторон. Комиссия по делам военнопленных обменяла около 300 человек, рассказывает Мельников. После войны Олег вернулся к обычной работе движения «Альтернатива» — поиском и вызволением людей из трудового, сексуального и «нищенского» рабства. По российскому законодательству деятельность движения по вызволению рабов его руководство трактует как неоставление человека в опасности.

После войны на Юго-Востоке к движению примкнуло несколько ополченцев, говорит Мельников. Сотрудники МВД и ФСО в движении работают в качестве волонтеров, используя удостоверения и служебные полномочия:
«Нередко мы просим наших друзей-волонтеров, которые работают в силовых ведомствах, прийти в тот или иной район на то или иное место, и эти люди иногда показывают свои удостоверения, чтобы к нам было меньше вопросов от людей, которые удерживают других людей».
Условно вигилантские сценарии: народные дружины и общественные советы
Один из сценариев постконфликтной интеграции — вхождение в народную дружину (ДНД) и за счет этого легализация через официальную квази-полицейскую структуру. Народные дружины в строгом смысле слова не относятся к вигилантским практикам, так как они легализуются самими правоохранительными органами и вся их деятельность управляется полицией. Тем не менее дружинники участвуют и в собственных «проектах», формально не имеющих отношение к ДНД и нередко граничащих с виджилантизмом и/или криминалом. Кроме ДНД, получить доступ к правоохранительной деятельности и к способу легализации можно, например, войдя в общественные советы правоохранительных органов или став помощниками следователя.

Казачья община станицы Северо-Славянская в Санкт-Петербурге с 2007 года входит в ДНД Красногвардейского района Санкт-Петербурга. Атаман этой общины Владимир Бакин, судя по фотографиям, принимал участие в тех же «Добровольческих играх» в 2017 году и после конфликта на Юго-Востоке, продолжая оставаться членом ДНД, стал фигурантом уголовного дела, рассказал нам другой атаман, петербургской общины Северо-Запада, Александр Калинин.

По словам Калинина, год назад Бакин попал в СИЗО по обвинению в вымогательстве. «78.ру» пишет, что 17 марта 2018 года трое мужчин, угрожая ножом и пистолетом, требовали у гражданина Беларуси 220 тысяч рублей. Судя по фотографиям в соцсетях, сейчас Бакин на свободе, но на мой запрос он не ответил. ДНД, по данным Калинина, продолжает работать, а учебный центр Северо-Славянской общины «Доброволец» вместе с ВПК «Русич» проводит совместные военно-тактические учения.

В 2017 году казаки, в том числе Владимир Бакин, вместе с полицией ликвидировали незаконные торговые точки в районе Мурино (Санкт-Петербург).
«Владимир Бакин и его команда помогали полиции в ликвидации точек ночной торговли алкоголем. Законодательство позволяет членам ДНД в сопровождении сотрудника полиции поддерживать общественный порядок и предотвращать правонарушения. Члены ДНД вправе помогать сотрудникам полиции совместно доставлять правонарушителей в полицию, а далее уже сотрудники полиции составляют протокол о правонарушениях, члены ДНД при этом могут быть понятыми». — Калинин.
«Русского имперского движения» Станислава Воробьева есть собственное ДНД «Резерв», которое по договору с ГУВД патрулирует Санкт-Петербург.
«Мы за порядок, мы против уличной преступности, против того, чтобы вас изнасиловали на улице. Ветераны Донбасса тоже входят в дружину, входят все, кто хочет участвовать в поддержании общественного порядка, это же общественная организация. Сколько точно ветеранов в дружине, я сказать не могу, так как не занимаюсь этим направлением». — Станислав Воробьев.
Региональная общественная организация «Единые народные общинные товарищества» или «ЕНОТ корп.» появилась в 2011 году. Игорь Мангушев возглавлял националистическое движение «Светлая Русь», которое вместе с полицией проводило рейды по местам проживания нелегальных мигрантов. Роман Теленкевич был руководителем подмосковного отделения «Народного собора», которое занималось тем же, но в сотрудничестве с УФМС, говорит руководитель аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Из двух движений и вышел «ЕНОТ коп.», который возглавил Теленкевич, а Мангушев выступал в роли создателя и идеолога движения. «Еноты» занимались военно-патриотической деятельностью, проводили масштабные военные сборы, а потом воевали в Донбассе и возили туда гуманитарную помощь. После войны вернулись к сборам, а еще были оформлены помощниками следователя Московского межрегионального следственного управления на транспорте СК и техническими специалистами ФСБ, что позволяло «енотам» участвовать в обысках, контртеррористических операциях и рейдах, бороться с организованной преступностью и исследовать компьютерную технику.

В 2017 году против «енотов» возбудили уголовное дело о контрабанде «айфонов». В 2019 году лидера организации Теленкевича и рядовых участников обвинили в бандитизме, вымогательствах, разбоях и кражах. Так, большая часть участников движения сейчас находится в СИЗО. А 19 мая 2020 года вынесли первый приговор: в Краснодарском крае военнослужащему Василию Минчику дали четыре года строгого режима по статьям о вымогательстве, незаконном лишении свободы и нарушении неприкосновенности жилицы.
«Представьте, они вернулись из Донбасса, пытались наставлять молодых, чтобы следующее поколение примкнуло к ним и восстановило эту военную традицию рейдов по рынкам, и было некоторое количество рейдов, но активность спала, возможно, прошла мода на это дело. Мы видим другие вигилантские активности, как "Лев против", но это движение для молодых парней, не тех, кто вернулся с войны. Если ты воевал, бегать за кем-то с бутылкой пива как-то несолидно. Не могут люди к этому прийти, им нужно что-нибудь серьезное, а таких путей нет». Александр Верховский, директор Центра «Сова».
Видимо, по этой причине, многие предпочитают выглядущую солидно позицию квази-полицейского в ДНД или же что-то, что хотя бы в какой-то степени позволяет использовать приобретенный опыт "обстрелянности" — ЧОПы, различные службы безопасности, военно-патриотические клубы.
Мы не обнаружили признаков устойчивой реинтеграции после военного конфликта на Юго-Востоке Украины по вигилантскому сценарию. Бывшие ополченцы самостоятельно не создали ни одной постоянно действующей вигилантской группы. Их сценарии чаще всего повторяют традиционные для участников военных конфликтов способы обустроится: стать охранником, или же тренером в военно-патриотическом клубе, или же подрядиться на другой военный конфликт. Репертуар действий скудный и предсказуемый.
«Там столько народу полегло, и за что? Мы же шли за народные республики, за Новороссию, за Русский мир. Вот он у меня, Русский мир, за окном, смотрите, как нас на газон швыряет всякая падаль, нанятая за мелкий прайс, как мы проигрываем все суды, потому что суды встают на сторону "ПИКа", вот он русский мир, настоящий, "русский", в кавычках. Мы для них использованный материал, дурачки, которые поехали воевать за свои идеи. Но идейные люди — это самые неудобные, потому что мы ничего не боимся. Когда начнется революция, мы в первых рядах пойдем — тупо сводить счеты за то, что нас предали и об нас вытерли ноги». — бывший ополченец Алексей Соболев.
У властей фактически отработан только один инструмент контроля за бывшими боевиками: создать ГОНГО (в данном случае «Союз добровольцев Донбаса») и предложить ключевым фигурам возглавить его, и под этот «зонтик» собрать бывших ополченцев. Но, как мы видим, не все готовы принимать участие в этой достаточно имитационной деятельности.

В особенности, если есть сценарии, востребованные на рынке политического насилия. Бывшие участники парамилитарных групп включаются в коммерческую деятельность, продавая свои «боевые» навыки политическим заказчикам. И пока, с учетом сохранения конфронтации в политическом поле, нет оснований считать, что такие услуги не будут востребованы в дальнейшем. А идейно настроенные люди мобилизуются самостоятельно.

Другой сценарий сейчас — это влиться в уже существующую вигилантскую группу. К участию в подобной деятельности подвержены люди идеологически настроенные и активные. Наиболее яркий пример — «Альтернатива», которая была создана до конфликта и существует и сейчас, предлагая бывшим ополченцам относительно приемлемый для них способ постконфликтной социальный карьеры.

И самый типичный сценарий — стать народным дружинником и таким образом найти для себя легальный способ квази-правоохранительной деятельности.
Июль / 2020

Автор: Виктория Ли, «МБХ медиа»
Редактор: Асмик Новикова, фонд «Общественный вердикт»
Источник фото: РОО «ЕНОТ»
ЧИТАТЬ ЕЩЕ