ДОСЬЕ

СТОПХАМ

Межрегиональная общественная организация содействия развитию культурного взаимодействия в гражданском обществе «СтопХам».
Один из рейдов "СтопХам" в Санкт-Петербурге / из сообщества СтопХам СПб Вконтакте
«СтопХам» (далее СХ) существует с 2010 года. Позиционирует себя как «федеральный проект», выступающий против хамства и нарушений водителями правил дорожного движения, в первую очередь — парковки в неположенном месте. Активисты С Х наклеивают на лобовое стекло «нарушителя» наклейку «Мне плевать на всех, я паркуюсь, как хочу», провоцируя таким агрессивным образом ответную реакцию водителей. Эскалация конфликта запрограммирована, «принуждение к порядку» нередко заканчивается избиением водителей (активисты считают это самозащитой). По итогам рейдов (примерно раз в неделю) монтируется видео, которое выкладывается на ресурсах организации и пользуется большой популярностью в интернете.
Инициатор и руководитель — Дмитрий Чугунов, бывший комиссар движения «Наши».
ИСТОРИЯ
Организация основана в 2010 году как один из проектов молодежного движения «Наши» (созданного администрацией президента РФ путем реорганизации «Идущих вместе», предыдущего кремлевского молодежного проекта). Возглавил ее Дмитрий Чугунов, «комиссар» «Наших» с 2005 года.

Он же в качестве руководителя организации проводил ее презентацию на всероссийском молодежном форуме Селигер и отчитывался о ее успехах перед В. Путиным в 2011 и 2012 годах. Министр внутренних дел Рашид Нургалиев предлагал тогда же заниматься этой работой вместе с сотрудниками МВД и пообещал к каждой группе СХ прикрепить сотрудника ГАИ. Сам Владимир Путин заявлял, что СХ «делает очень важное и доброе дело».

Организация быстро стала популярной, начала копироваться в регионах, где, как правило, акции происходили по московскому сценарию. В 2016 году Чугунов говорил о примерно двух тысячах активистов в России, регулярно выходящих на акции.

Проект получал «президентские» гранты в 2013—2015 годах на общую сумму 18 млн. рублей. Следов отчетности по этим грантам журналисты не нашли. В мае 2014 года Дмитрий Чугунов стал членом Общественной палаты пятого созыва, был первым заместителем председателя комиссии по общественной безопасности и ОНК.

21 марта 2016 года СХ был ликвидирован решением Московского городского суда по требованию Минюста за неоднократные грубые нарушения предписаний законодательства об отчетности. 2 сентября 2016 года Верховный Суд отменил ликвидацию, удовлетворив апелляцию движения. Вероятно, поэтому в 2016 году СХ остался без финансовой поддержки, но деятельность движения от этого не прекратилась.

21 сентября 2018 г. стало известно, что Мосгорсуд снова ликвидировал движение «СтопХам» по требованию Минюста. «Спасибо Мосгорсуду. В России, чтобы закрыть самостоятельно общественную организацию, нужно иметь семь пядей во лбу и пройти достаточно большой круг структур, чтобы все сделать по уму. А так — время подошло, и они закрыли», — заявил по этому поводу Дмитрий Чугунов.
Проект получал «президентские» гранты в 2013—2015 годах на общую сумму 18 млн. рублей. Следов отчетности по этим грантам журналисты не нашли.
АКТИВНОСТЬ
Наиболее активны московская и питерская организации, группы в других регионах работают не так устойчиво, некоторые исчезают после недолгого периода активности. На февраль 2017 года с сайта СХ стояли ссылки на организации Москвы, Санкт-Петербурга, Петрозаводска, Крыма и Молдовы. Кроме того, в 2017 году были активны организации СХ в Новосибирске, Владивостоке, Омске, Петрозаводске и Уфе. На сайтах организаций Хабаровска и Челябинска не было отчетов о рейдах больше года.

В 2018 году активность проявляли организации в Москве (60 роликов за первые 8 месяцев против 46 за весь 2017 год), в Санкт-Петербурге (15 роликов против 37 в 2017 г.), Владивостоке и Омске. На сайте СХ утверждается, что «даже в странах дальнего зарубежья, таких как Англия, Болгария, Франция, Румыния, стали появляться неравнодушные молодые люди, ведущие борьбу с хамством на дорогах».

Судя по количеству видеоотчетов, наиболее активны организации Москвы и Петербурга. В Москве в рейды выходит даже не одна, а несколько команд. В 2017 году рейды проводились под руководством Мохамеда Исмаилова, Кирилла Бунина и Оксаны Митрофановой, в 2018 году руководителями рейдов практически поровну были Кирилл Бунин и Мохамед Исмаилов.
Судя по количеству видеоотчетов, наиболее активны организации Москвы и Петербурга. В Москве в рейды выходит даже не одна, а несколько команд.
Из материалов съемки, которая проводится во время каждой акции, монтируется видеоотчет, который размещается на интернет-ресурсах организации, прежде всего на каналах в YouTube. Ролики организации длятся примерно десять минут и пользуются большой популярностью — у некоторых миллионы просмотров, у каналов от сотен тысяч до миллиона подписчиков.

Прибыль от рекламы на канале СХ в YouTube составляет более 700 тыс. рублей в год, как утверждал Чугунов. Руководитель пресс-службы петербургского отделения движения Александр Богловский говорил, что Youtube приносит отделению «в хороший месяц … 40 тысяч рублей». (Там же он оценивал численность активистов СХ в Петербурге примерно в 300 человек).

СХ не обходил вниманием телевидение: в 2012 году на канале «ТВ Центр» шел документальный цикл «Городские войны» о конфликтах на дорогах Москвы, ведущим цикла был Дмитрий Чугунов. В 2014 году выпуски СХ выходили на юмористическом канале «Юмор BOX». «Проект имеет 100% узнаваемость как в интернет среде, так и среди аудитории ТВ. За два года реализации проекта, его деятельность освещалась несколько сотен раз только на федеральных каналах. Общее количество показов по ТВ — перевалило за 1000», — говорится в биографии Чугунова на сайте «Молодежной общественной палаты».
Прибыль от рекламы на канале СХ в YouTube составляет более 700 тыс. рублей в год, как утверждал Чугунов.
СКАНДАЛЫ
Широко известным СХ стал в результате нескольких скандальных историй. В апреле 2012 года произошел инцидент у ТЦ «Европейский» в Москве с женой заместителя полпреда Чечни при президенте РФ Тамерлана Мингаева. Запись потасовки получила более семи миллионов просмотров, а чиновник был уволен.

Через год после похожего инцидента за свою подчиненную извинялся глава ЦИК Владимир Чуров.

В июле 2013 года со своего поста был вынужден уйти в отставку и.о. главы управы района Марьино, после скандала, вызванного конфликтом с активистами СХ, которые преградили проезд по тротуару автомобилю, за рулем которого была его жена.

В октябре 2014 года активисты СХ были избиты людьми в «балаклавах», когда встали на защиту сносимых при строительстве гаражей.

В феврале 2015 г. в Санкт-Петербурге семь активистов СХ были избиты друзьями разозленного автомобилиста. Было возбуждено уголовное дело, обвиняемые получили по одному году лишения свободы условно.

Через год со стопхамовцами подрался четырехкратный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике Алексей Немов.

В принципе, рейдовая практика СХ позволяет поддерживать любой желаемый уровень конфликтности. Яркий пример — хабаровские активисты решили научить правильно парковаться полицейских. После наклеивания стикера на машину, стоящую у здания местного УВД в ожидании этапирования задержанного, возник конфликт между 16-летним активистом и подполковником полиции. Полицейский ударил подростка, а тот обрызгал его из перцового баллончика. Лидер проекта Дмитрий Чугунов назвал полицейских «обычными бандитами», которые оказались способными «спокойно избить малышей».
Прибыль от рекламы на канале СХ в YouTube составляет более 700 тыс. рублей в год, как утверждал Чугунов.
ОТНОШЕНИЯ С ВЛАСТЯМИ
Как уже упоминалось, с самого начала организация была поддержана властями — президентом и министром внутренних дел, на тот момент Рашидом Нургалиевым.

С другой стороны, начиная с первых акций СХ, его методы подвергались критике, в том числе и со стороны правоохранительных органов. Например, лидер Федерации автовладельцев России Сергей Канаев назвал их хулиганством и порчей имущества (сами активисты считают, что наклейки вреда автомобилю не наносят). Первый зампред Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, лидер движения автомобилистов «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков заявил в ноябре 2013 г., что наводить порядок с парковкой в Москве необходимо силами компетентных органов, а не методами, которые используют активисты «СтопХама», наклеивание стикеров он назвал «незаконным деянием» и «мелким хулиганством». Начальник ГИБДД Карелии Андрей Червочкин говорил, что активисты движения «СтопХам» «только мешают» и работать совместно с сотрудниками ГИБДД не желают. С его точки зрения нарушитель «должен понести наказание, предусмотренное законом. Наклеивать что-то на стекла автомобилей — неправильно и незаконно. …Они несутся за машиной, бегут по проезжей части, ныряют между двигающихся автомобилей. Их же могут задавить, они могут погибнуть. Но нет. Они бегут наклеить свой кружок. Плюс ко всему они провоцируют людей. Да, я еще раз это повторю, человек нарушил требование закона, но они провоцируют его на другие действия». Червочкин также заявил, что снимать на камеру человека, который этого не желает, не совсем законно.

В Хабаровске один из водителей письменно обратился за разъяснениями к сотрудникам местного отдела ГИБДД, и получил ответ от подполковника Игоря Михайловского:

«Из-за многообразия форм и методов проведения „мероприятий“ движения „СтопХам“, наше ведомство не может дать им однозначную оценку. Так, требовать соблюдения правил дорожного движения может каждый, а не только сотрудник ГИБДД. Но следует учитывать, что законно только требовать, а не принуждать. …Наклейка на лобовом стекле однозначно незаконна. На основании пункта 7.3 водитель не может передвигаться на машине при ее наличии. Если автолюбитель не может ее самостоятельно снять, то у него появляется право требовать с виновных компенсацию расходов на эвакуацию, автомойку и другое. И даже факт того, что наклейку он мог получить в случае нарушения, ситуацию не меняет».
Лидер Федерации автовладельцев России Сергей Канаев назвал их хулиганством и порчей имущества.
Михайловский отметил также, что съемка видеокамерой своих действий участниками движения «СтопХам» является неправомерной, поскольку на лицо факт нарушения неприкосновенности частной жизни. С другой стороны, снимать на видео правонарушение разрешено. Кроме того, он заявил, что ни один из рейдов не был согласован с ГИБДД.

Пишущий о хабаровских стопхамовцах блогер biozard полагает, что «…несмотря на то, что на начальном этапе деятельность движения поддерживал даже экс-глава МВД РФ Рашид Нургалиев, никакого особого взаимодействия с полицией у активистов не было. Более того, на низовом уровне отношение к СХ у сотрудников МВД скорее негативное».

В одном из интервью (29.02.2016) Чугунов объясняет, почему он не боится конфликтов с полицией:

На начальном этапе, когда сотрудники полиции очень много негативили, для них это было как состояние гомеостаза. Конечно, никому это не нравится, когда тыкают носом в то, в чем ты неправ. Но потом, когда президент дважды, трижды сказал, что «Вы — молодцы», они поняли, что это некий message, смогли его расшифровать, приняли к сведению (смеется).

Тем не менее, через месяц после этого интервью, в конце марта 2016 года, Московский городской суд принял решение ликвидировать СХ, движение было исключено из Единого государственного реестра юридических лиц. Как отмечалось в решении суда, в нарушение федерального закона «О некоммерческих организациях» «СтопХам» не представила информацию о ее деятельности за 2013 год". В пресс-службе суда сообщили, что «по требованию министерства юстиции суд еще 12 октября прошлого года принял решение о ликвидации движения. Оно не было обжаловано, вступило в законную силу и направлено на исполнение. Организация ликвидирована за неоднократные и грубые нарушения требований законодательства в сфере деятельности некоммерческих организаций, которые носят систематический характер, каких-либо мер по устранению указанных нарушений организацией не предпринято». В суде также отметили, что ни представители Минюста, ни представители СХ в заседание не явились.

В то же время руководитель Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы Алексей Майоров заявил: «Я считаю, если те лица, которые подадут на „СтопХам“ соответствующую жалобу в судебные органы, они имеют большую перспективу выиграть данное дело. Причем жалоба будет по факту причинения им соответствующего физического или морального ущерба. Деятельность подобных организаций связана с такой гранью, которая может быть оценена как, в том числе, нарушение общественного порядка».

В ответ Чугунов назвал мэрию возможным инициатором закрытия движения.
В 2016 году организация была ликвидирована за неоднократные и грубые нарушения требований законодательства в сфере деятельности некоммерческих организаций, которые носят систематический характер.
РЕАКЦИЯ ПОЛИЦИИ
Неожиданную реакцию полицейского можно увидеть в ролике «Стопхам порезали». Здесь мы не видим начала конфликта, а только нападение водителя на активистов. Но на просьбу активиста забрать у водителя нож, «с которым он напал», полицейский спрашивает: «Напал, или защищался?» (Против водителя было возбуждено уголовное дело).

На практике СХ привлекает полицейских для наказания «нарушителей» или разрешения созданных ими же конфликтных ситуаций. Часто при этом стопхамовцы буквально натравливают сотрудников полиции на своих жертв. Вот, например, полицейские отпускают девушку, у которой ребенок впал в истерику, испугавшийся нападения стопхамовцев. Но активисты не просто протестуют против этого, но суют ноги под колеса с криком «вы отпускаете человека, который сбил людей» и уже при полицейских снова запрыгивают на капот машины.

У многих критиков вызывает сомнение законность акций и соответствие их заявленным целям, как, например, у журналиста Ленты.Ру:

Впрочем, волонтеров (как, видимо, и большинство зрителей) в «Стопхаме» привлекает наверняка не борьба за права автолюбителей, а возможность разобраться с нарушителями ПДД жесткими методами, не боясь получить за это срок (если поначалу активистов «Стопхама» часто забирали в отделение «до выяснения», то после одобрения их деятельности бывшим главой МВД Рашидом Нургалиевым отношение поменялось кардинально).
Часто стопхамовцы буквально натравливают сотрудников полиции на своих жертв.
НАСИЛИЕ КАК МЕТОД И УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Показательна история противостояния СХ и бизнесмена Ильи Коломийца. 10 апреля 2017 года петербургские активисты хотели остановить «Мерседес» Коломийца, когда тот, отвозя ребенка в школу, пытался проехать по тротуару. Остановить водителя не удалось, активисты вызвали скорую, ГИБДД и заявили, что «aгpeсcuвный шофеp автомoбuля Mercedes cбил cразу нескольких актuвистов „Cтoпxамa“» а также представили смонтированный ими ролик, на котором автомобиль якобы сбивает активистов. В их заявлении в полицию говорилось о причинении телесных повреждений активисту Радиславу Сину и оставлении водителем места происшествия. Александр Богловский, лидер петербургского СХ, заявил, что «одного из активистов госпитализировали. В данный момент его здоровью ничего не угрожает, но в течение месяца он будет нетрудоспособен. Написано заявление в отдел полиции о привлечении водителя к уголовной ответственности по статье 213, часть 2, УК».

Однако вскоре выяснилось, что сам бизнесмен также обратился с жалобой в полицию на неизвестных, которые напали на него и повредили автомобиль. Его слова подтвердил видеорегистратор: на кадрах видно, как активисты используют свой типичный прием — запрыгивают на капот машины, при этом один из них с «Мерседеса» сваливается.

Когда ложное обвинение было опровергнуто, активисты сменили тактику и стали обвинять правоохранительные органы в подтасовке фактов в угоду бизнесмену, а его самого — в угрозах организации.

В июне 2017 года мировой суд признал инсценировкой действия СХ по принуждению водителя «Мерседеса» соблюдать правила дорожного движения. Поскольку активисты серьезно повредили автомобиль, было возбуждено уголовное дело по статье 167, ч. 2 УК РФ (умышленные уничтожение или повреждение имущества, совершенные из хулиганских побуждений).

В феврале 2018 года Илья Коломиец писал, что один из «прыгунов», активист Радислав Син, «с целью избежать заслуженного наказания подался на службу в армию, в течение срока службы его не смогут допросить и привлечь к заслуженной им уголовной ответственности: «…Бросил учебу в колледже будущих полицейских (а об учебе в Университете МВД он теперь смело может забыть навсегда)». Бизнесмен утверждал, что это не единственное уголовное дело, возбужденное против СХ:

«…С 10 апреля, с момента, как произошел этот инцидент, — ситуация по «стопхаму» в городе-герое Ленинграде поменялась кардинально. В отношении «пехоты» «активистов стопхам» в период только май-июнь этого года были возбуждены уголовные дела в Кировском, Красносельском районе, в Невском — два, в Красногвардейском районе — три (одно из них — по моей ситуации). Прокурором города СПб и начальником ГУВД по СПб и ЛО даны указания органам внутренних дел начать системное противодействие, привлечь к уголовной ответственности организаторов и приступить к ликвидации этого и подобных ему «движений».

…В этом же районе СПб, только по другому отделу полиции, было еще в мае возбуждено другое точно такое же дело, по такой же статье УК РФ, по 167 ч. 2. Там дело уже давно должно быть в суде, его еще летом отправляли в суд. Возможно, уже и приговор постановили.

Только по тому делу шумихи такой, как со мной, не было. Там «активиста» сразу бросили и отказались от него стопхамовцы, убедив его назваться «просто прохожим». А со мной у них выбора не было — они слишком сильно сразу раструбили во всех СМИ, что они — стопхам. И только в сентябре стали менять показания, что они «просто гуляли», и никакого «рейда» не было».
В июне 2017 года мировой суд признал инсценировкой действия СХ по принуждению водителя «Мерседеса» соблюдать правила дорожного движения.
Еще одна история связана с избиением водителя «Газели» питерскими активистами. На сайте СХ изложена позиция движения по этому поводу. Пытаясь остановить машину, которая ехала по тротуару, активисты выломали зеркало и сломали дверь со стороны водителя, затем «…шофер был извлечен из кабины и брошен на асфальт. Вначале при помощи нескольких ударов его принудили встать на колени, держа руки за спиной, а затем и вовсе уложили на асфальт вниз лицом». Из опубликованного видео следует, что активисты надели на избитого «нарушителя» наручники.

Перед лицом вмешавшейся полиции активисты «смогли выдвинуть лишь один факт: водитель никак не реагировал на сделанные ему замечания, продолжая и дальше злостно нарушать правила». Признавая сам факт инцидента, авторы текста упорно оправдывают самоуправство: «…активисты СтопХама имеют иной взгляд на ситуацию. Они считают, что водитель сам спровоцировал инцидент, поскольку не остановил по их требованию автомобиль». И в конце предлагают такое обоснование своим действиям: «…именно неуступчивость и жесткость, присутствующие в поведении активистов, помогут, наконец, если не искоренить, то хотя бы притормозить процесс грубейшего неуважения к правилам дорожного движения».

Чугунов в своих интервью обвинения в насилии отвергает: «В первую очередь мы определили, что оставляем за собой право бить только в ответ». И вообще, в его видении «„СтопХам“ — это не проект про это закон, это про справедливость. Вопрос, мешает это кому-то на дороге или нет. …Если он <нарушитель> никому не мешает, мы к нему не подходим. …Вопрос в целесообразности и каком-то здравом подходе. … Я не хочу, чтобы проект своими действиями подменял действия городских властей — полицию, ГИБДД. Мы отчасти просто указыванием на те недоработки, которые у них есть». Соглашаясь, что некоторые активисты иногда совершают неправомерные действия, Чугунов оправдывается невозможностью контролировать многочисленных последователей в регионах: «Человек же просто взял, напечатал себе наклейку, решил для себя, что он — „СтопХам“. Но мы всех сразу оповещаем, что есть вот эти вопросы, и если какой-то из этих пунктов нарушается людьми, которые называют себя „СтопХамом“, они „СтопХамом“ не являются, они провокаторы, которые должны нести ответственность». «…Мы готовы нести 100%-ную ответственность… — вот мои реквизиты, вот суд», — добавлял Чугунов.

Чугунов считает, что «хамство» водителей оправдывает самоуправство активистов и искренне не понимает, как этого не видят другие: «…Если на вас наклеили, то будут судить не за то, что вы стояли вторым рядом или ехали по тротуару, а за то, что вам причинили моральный и физический ущерб. Это абсолютно перевернутое понимание того, что такое норма и кто для кого работает».
Соглашаясь, что некоторые активисты иногда совершают неправомерные действия, Чугунов оправдывается невозможностью контролировать многочисленных последователей в регионах.
ИДЕОЛОГИЯ
Как значится в названии «СтопХама», это «организация содействия развитию культурного взаимодействия в гражданском обществе».

Никакой политической идеологии на официальных ресурсах СХ кроме «борьбы с хамством на дорогах» не декларируется. В комплементарной биографии (или автобиографии) Чугунова на сайте Молодежной палаты говорится, что «Стоп Хам — это уникальный проект, который вырос с гражданской компании по борьбе с хамством на дороге до всероссийского проекта воспитания в молодежи таких качеств как патриотизм, лидерство, честность, вежливость, коллективизм и мн. др.»

В одном из интервью Чугунов определяет задачу своей организации как глобально воспитательную:

Одна из задач «СтопХам» — изменение понятия нормы. Задача этого проекта сугубо педагогическая. Если мы хотим бороться с коррупцией, нам нужно влиять на поведение. Нужно заниматься воспитанием родителей сейчас, с тем, чтобы они дали новое понимание нормы своим детям.

Чугунов утверждает, что СХ вышел из движения «Наши» из прагматических соображений: «…Мы для себя решили, что не можем мешать теплое с мягким, не хотим гонять людей каждую неделю на какие-то митинги, а тогда была активная пора — вот эти выборные, предвыборные процессы, когда нужно было людей постоянно туда-сюда тягать. Довольно сложно было обосновать им, при чем здесь „СтопХам“. Мы приняли решение, что будем двигаться самостоятельно».
Никакой политической идеологии на официальных ресурсах СХ кроме «борьбы с хамством на дорогах» не декларируется.
ИНИЦИАТИВЫ
Сам Чугунов заявлял о своих политических амбициях, и, собираясь участвовать в выборах в Госдуму в 2016 году, критиковал «Единую Россию» (ЕР):

…Я считаю, что «Единая Россия» во многих вопросах себя дискредитировала. Очень много людей и обещаний, но мало воплощения. Я думаю, что они не реализуют и 20% от возможностей, которые имеют. Почему они настолько неэффективны, я могу только догадываться. Но мне не хотелось бы, чтобы я ассоциировался с этой партией, хотя президента я поддерживаю.

Непонятно, кто с кем не захотел иметь дело: Чугунов с ЕР или ЕР с Чугуновым, но на выборах в Государственную думу в 2016 году Чугунов баллотировался кандидатом в депутаты не от ЕР и даже не «Справедливой России» (как первоначально планировал). Он шел в федеральной части списка «Гражданской Cилы» (третьестепенная партия с не очень ясной историей), и одновременно в тушинском одномандатном округе Москвы № 206, где занял лишь 10 (предпоследнее) место.

В феврале 2016 года Чугунов выступил с не очень совместимой идеей порядка на дорогах инициативой: он заявил о планах создания совместно с лидером московских стритрейсеров (участников незаконных уличных гонок) Эриком Китуашивили нового общественно-политического объединения «Люди».

25 марта состоялось первое собрание участников проекта. По словам Чугунова, они будут заниматься «финансовой, информационной и технологической взаимопомощью», «скидываться для решения своих вопросов». В другом интервью Чугунова проект рисуется как советского размаха «воспитание нового человека»: «…Сейчас мы запускаем огромный проект всероссийский, это проект „Движение люди“, про общество здравого смысла. … Я считаю, что та система мировоззренческая, которая сложилась в государстве, она сложилась в 90-е годы, когда исполнительная власть, бандиты, кто угодно, все сплелись в одном клубке. И они устанавливали нормы о том, что есть норма. У нас коррупция в голове является нормой. Пока не вырастет целое поколение людей, которое эту порочную связь разорвут, и в голове нормой будет являться работать, быть профессионалом, верить в то место, в котором ты живешь, и самое главное, не проходить мимо каких-то проблем, ничего не изменится. Собственно, мы такой проект запускаем».
В феврале 2016 года Чугунов заявил о планах создания совместно с лидером московских стритрейсеров нового общественно-политического объединения «Люди».
Интернет-ресурсом проекта должен был стать портал «Смотра.ру», однако, его владелец и соратник Чугунова по проекту Китуашвили был арестован за инсценировку похищения иномарки и получения за нее страховки.

Чугунов упоминает о близости к еще одному проекту, не менее провокативному и агрессивному: «Есть история, „Лев против“ — как отдельный проект в рамках ассоциации „СтопХам“. История о том, что ребята решили сделать „СтопХаМ“ чуть шире, что есть еще люди, которые курят в общественных местах и распивают, и ребята сделали со своей стороны это таким образом, они — большие молодцы».

В связи со СХ часто упоминают инициативу чеченца Ислама Исмаилова, старшего брата одного из его московских «ведущих» Мохамеда Исмаилова. «Стоп харам». В ходе рейдов (первый проходил на площади трех вокзалов в Москве) ведущий убеждал единоверцев-мусульман соблюдать законы шариата.

В 2018 году в Москве появился новый вигилантский проект, «Право Стояние», деятельность которого во многом повторяет формы «СтопХама», а рейды проводят волонтеры московского СХ. Кирилл Бунин прорекламировал движение на своей личной странице ВКонтакте, назвав активистов коллегами.

Сам же Дмитрий Чугунов стал руководителем еще одного проекта — «социального шоу» «Давайте разберемся», в котором ведущие помогают простым гражданам решать свои проблемы в области ЖКХ.
В 2018 году в Москве появился новый вигилантский проект, «Право Стояние», деятельность которого во многом повторяет «СтопХам».
ТЕХНОЛОГИЯ КОНФЛИКТА
Практика СХ явным образом противоречит декларируемой борьбе с правонарушениями, поскольку сами активисты, как правило, создают или провоцируют конфликты.

Рейды СХ воспроизводят одну и ту же схему: «поиск нарушителя — замечание нарушителю — конфликт, конфронтация — победа — размещение ролика — получение большого числа просмотров и комментариев — монетизация канала (в укороченном варианте нарушитель бесконфликтно выполняет требование, делая невозможным развитие остального сценария). Агрессивные диалоги и атмосфера обостряющегося конфликта — причины популярности видеопродукции СХ. Это подтверждается в комментариях к роликам: зрители ведут себя как болельщики на ринге (большая часть «болеет» за активистов, но некоторые сочувствуют их жертвам).

СХ настаивает на исключительной значимости первых шагов схемы: активисты делают правомочное замечание, «нормальный» водитель его выполняет, торжествует правопорядок. Но для участников рейда важна именно вторая часть — публичная демонстрация принуждения к порядку и наказания нарушителя. Именно поэтому СХ (и близкие ему организации, типа «Лев против») исключительное внимание уделяют факторам, повышающим популярность видеороликов, в первую очередь, агрессивности и насилию в кадре.

Обычно активисты СХ дежурят на какой-нибудь людной улице и пытаются вынудить нарушителей покинуть место неправильной парковки (например, как здесь: ролик «СтопХам-Правила съема» от 27 января 2018 г., эпизоды с 1:45, 3:32, 5:28, 9:21, 11:26). В некоторых рейдах применяется другая тактика: молодые люди дежурят в точке незаконного проезда или объезда и заворачивают нарушителей обратно. Как, например, здесь.

Как правило, активисты произносят первоначальное обращение к водителю в подчеркнуто вежливой форме. Однако в дальнейшем общение почти всегда ведется на повышенных тонах, зачастую переходя во все более обостряющуюся перепалку, а изредка — в драку или другие небезобидные действия (например, с угрозой применения огнестрельного оружия, как в этом случае). Активисты или дожидаются первой резкой реплики жертвы, или начинают хамить «инициативно». Как, например, в этом рейде: (видео от 26.01.2018): в автомобиль, который активисты считают нарушителем («стоит на полосе движения»), садится женщина-пассажир. Активист: «Добрый вечер. Ваш водитель не знает ПДД и отвратительно себя ведет». Женщина что-то отвечает не оборачиваясь. Активист: «Вы ничего не знаете, вы не знаете, что с утра ели! Ждите себя в выпуске!» (2:50). В других случаях автонарушитель вынужден отступить после бесплодного спора и препирательств или наклейки постера. Например, как здесь, Исмаилов — водителю: «Ну, вы могли это сейчас сделать, а не сесть в машину, и говорить как женщина, в спину. …Выйдите, и сделайте, если вы мужчина, а не кудахтайте по центру улицы. Если вы мужчина, выйдите, и сделайте». Водитель: «Я бы этот сделал…», активист его перебивает, «Да, я бы, да кабы, во рту росли грибы! Уезжайте!» (видео «Стопхам — У меня дорогая машина, мне можно» 01.02.2018, 4:45). Когда дело доходит до драки, активисты почти всегда одерживают верх. Эти победы (часто над девушками, а в этом случае 3:40 — над девушкой с ребенком) чаще всего становятся основным и единственным содержанием роликов.

Наработанные приемы не оставляют для водителя путей к отступлению, кроме выполнения требований активистов. Если водитель пытается сдать назад, а стопхамовцы этого не хотят, они могут открыть багажник преследуемого автомобиля, чтобы перекрыть водителю задний обзор (с 9:30).
Агрессивные диалоги и атмосфера обостряющегося конфликта — причины популярности видеопродукции СХ. Это подтверждается в комментариях к роликам: зрители ведут себя как болельщики на ринге.
Используются различные приемы, чтобы взвинтить жертву. Во-первых, это видеосъемка с помощью профессиональной аппаратуры (со светом в темное время суток). Требования прекратить съемку неизменно игнорируются (как, например, здесь (с 2:48). Активисты также запугивают жертву, обещая выложить видео в интернет. Мужчин задирают: «выйди поговорим, раз ты такой смелый»), женщин троллят. Вот, например, тот же Исламов: «…А вы красивая, я хочу снять!» Девушка-водитель: «Меня не надо снимать». Активист: «Но вы красивая девушка! …Не агрессируйте вы так!» (видео «СтопХам-Правила съема» 26.01.2018, 9:10).

Типичный прием стопхамовцев — активист запрыгивает на капот автомобиля, а после заявляет, что машина его сбила. Например, ролик «СтопХам — Мисс Ноябрь», 29.11.2017г.: здесь активист ложится на капот автомобиля девушки-водителя, которая не желает сдавать назад. «Девушка, вы зачем меня давили на тротуаре?». «Я вас не давила, вы сами прыгнули мне на капот». Девушка требует, чтобы активисты «отодрали» наклеенный на лобовое стекло постер, активисты издеваются, шутят на тему «отодрать». Вызванным полицейским они заявляют, что девушка «прокатила на капоте» (с 9:30), «мы ее решили отпустить, но она начала товарища пихать, бить, толкать».

Такой же цели ложно обвинить водителя в наезде и оставлении места происшествия служит другой прием — «наезд на ногу» (с 3:18). В нескольких таких случаях, которые мы нашли, момент наезда не виден, есть только обвинение в наезде. Таким образом, административное правонарушение (неправильная парковка или проезд по тротуару) специальными приемами превращаются в уголовные преступления. Потом следует шантаж: или вы извиняетесь на камеру, или мы напишем заявление в полицию.

В каждом рейде мы непрерывно слышим нравоучения, изречения про совесть, уважение друг другу и прочее. На этом фоне во многих роликах (видеоотчетах о рейдах) демонстрируется откровенное желание унизить «нарушителя», показать свое превосходство над ним, в большинстве случаев — безнаказанно поиздеваться (а часто нарушитель сильно старше своих «воспитателей»), и как только появляется повод, — жестоко избить человека. По сути, активисты разыгрывают одну и ту же сцену с одной и той же целью: довести жертву до бешенства и спровоцировать на агрессию, а потом показать, на чьей стороне реальная сила. Что в большинстве случаев легко им удается, особенно когда в бой сначала выпускают хрупкую девушку, а в конце — нескольких крепких бойцов. Сами подобные способы «воспитания» ничего общего не имеют с понятием уважения, о котором много и малоосмысленно говорят активисты движения.

Редактирование съемки производится таким образом, что во многих эпизодах остаются только выгодные для активистов фрагменты, мы видим только то, что нам хотят показать. Это касается и численности участников рейда, о составе которого зрителям не сообщается. В каждом эпизоде в кадре можно увидеть одного — двух активистов (как правило, это руководитель рейда, который общается с водителями, «заводит» их, и его напарник, наклеивающий стикеры). Третий участник — оператор. Но мы никогда не знаем, сколько же активистов на самом деле. Об общем числе участников рейда можно судить только изредка, в особых обстоятельствах. Например, в одном из конфликтов (ролик «Стопхам порезали») можно увидеть пять участников (кроме оператора), здесь их человек шесть. В одном случае стопхамовцы сами описывают, как вдесятером остановили (а потом избили) водителя маршрутки.

В роликах «победы» СХ показываются как результат правоты и морального превосходства активистов, но в реальности это «превосходство» достигается численным и силовым перевесом.
Редактирование съемки производится таким образом, что во многих эпизодах остаются только выгодные для активистов фрагменты, мы видим только то, что нам хотят показать.
РЕАКЦИЯ ПОЛИЦИИ
Что касается эффективности движения, никаких данных, кроме миллионов просмотров роликов, на его сайтах не представлено. СХ оправдывает свою деятельность реальной проблемой нарушений правил парковки автотранспорта, где милиция годами не могла или не хотела наводить порядок. В этом смысле СХ пытается решать полицейскую задачу. Но нет никаких свидетельств эффективности их усилий, сами они чаще всего в качестве подтверждения своих успехов говорят о числе просмотров роликов в сети.

Сама «мода» на вигилантизм совпала с широким распространением видеохостинга. Без возможности демонстрировать миллионам зрителей «подвиги» модель активности СХ и подобных групп была бы иной, если вообще сложилась бы.

Важность видеоконтента не отрицает и сам Чугунов, но объясняет ее по-своему: «Ведь мы за счет медийной составляющей заставляем подрастающее поколение задумываться и формировать правильные нормы поведения, как нужно ездить и как не нужно, где можно и где нельзя. Ведь это просто форма обучения, это педагогический подход, может быть, немножко другого формата, к которому не совсем привыкли наши замшелые псевдопатриоты».

Важно, что при этом активисты нарушают главные правила социальных сетей. Например, в Ютубе запрещается:

  • Публикация оскорбительных видео, комментариев и сообщений.
  • Раскрытие чьей-либо личной информации.
  • Загрузка видеозаписей, намеренно выполненных без разрешения присутствующих на них лиц.
  • Сознательное размещение контента с целью унизить другого человека.
  • Публикация оскорбительных комментариев или видеозаписей о другом человеке.

Все эти нарушения можно обнаружить почти в любом ролике СХ. Аналогично «ВКонтакте» запрещает «загружать, хранить, публиковать, распространять и предоставлять доступ или иным образом использовать» любую информацию, которая: (а) содержит угрозы, дискредитирует, оскорбляет, порочит честь и достоинство или деловую репутацию или нарушает неприкосновенность частной жизни других Пользователей или третьих лиц;

Резюмируя, можно сказать, что СХ, как и другие подобные организации, борются с настоящими или мнимыми правонарушениями с помощью других, зачастую более весомых нарушений закона. Их деятельность была бы невозможна (оказалась бы бессмысленной), не будь интернета, дающего активистам основной инструмент популярности и монетизации своей деятельности.

При этом карьерное и грантовое поощрение активистов СХ, которое было получено на этапе стартапа, давало защиту, достаточную, чтоб полиция оставляла избиение людей без последствий.
Сама мода на вигилантизм совпала с широким распространением видеохостинга. Без возможности демонстрировать миллионам зрителей «подвиги» модель активности СХ была бы иной, если вообще сложилась бы.
Деятельности СХ можно рассматривать как особую театрализованную форму опасного уличного хулиганства, пользующуюся попустительством правоохранительных органов из-за сохраняющегося «прокремлевского» статуса хулиганов.
БИОГРАФИЯ
Чугунов Дмитрий Александрович, страница «ВКонтакте». Бывший комиссар движения «Наши». Член Общественной палаты РФ в 2014 — 2017 гг.

Из биографии Чугунова:

  • Родился 2 февраля 1986 года в Москве.
  • Участник встречи с президентом В. В. Путиным в резиденции «Завидово», в 2005 году.
  • С 2006 года руководитель направления «Наша Армия», движения «Наши» в Москве.
  • С 2006 по 2008 проходил срочную службу в Отрядах Специального Назначения «Витязь» и «Тайфун» ВВ МВД РФ;
  • Командировка в Дагестан в 2007 в составе ОСН Витязь.
  • Снайпер. Бронзовый призер чемпионата войск по стрельбе из снайперской винтовки 2008.
  • Чемпион Восточного регионального командования ВВ МВД РФ по дзю-до, самбо, стрельбе из личного оружия (винтовка). Участник 6 чемпионатов войск.
  • С 2008 по 2010 гг. проходил контрактную службу в качестве инструктора взвода СН в Москве;
  • Выпускник МГППУ по специальности социальный педагог;
  • С 2010 года и по н.в. — руководитель проекта Стоп Хам.
Дмитрий Чугунов проходил срочную службу в Отрядах Специального Назначения «Витязь» и «Тайфун» ВВ МВД РФ.
ЧИТАТЬ ЕЩЕ