ОБЗОР
Вигиланты против общественного пространства:

Как деятельность движения «Лев против» повлияла на трансформацию амфитеатра на Хохловской площади

Фото: The Village / Вячеслав Лачков

Прошлогодние рейды движения «Лев против» привлекли повышенное внимание
к городскому пространству на Хохловской площади в Москве, известному как «Яма». Летом 2019 года вигиланты регулярно появлялись в амфитеатре с рейдами, отбирали алкоголь, преследовали людей, распыляли перцовый газ и устраивали массовые побоища. Продолжалось это до тех пор, пока в амфитеатре не стали дежурить многочисленные наряды полиции и Росгвардии — тогда уровень агрессии со стороны вигилантов постепенно сошел на нет, хотя рейды не прекратились.

Лидер движения Михаил Лазутин тогда утверждал, что жесткие меры, принятые вигилантами, были ничем иным, как самообороной от «злостных нарушителей», а панику и агрессию, которую вигиланты сами
и спровоцировали в толпе отдыхающих своими нападениями и приставаниями, назвал массовыми беспорядками.
Методы «Льва» нельзя назвать адекватными, потому что от них физически страдают люди. То, что делает «Лев» и его последователи, очень напоминает методы полицейских на митингах 26 марта 2017 года, когда они избивали прохожих, применяя силу ко всем без разбора. Ни тех полицейских, ни «Льва» никто не наказывает. Им будто дозволено больше, чем другим.

— Виктор Булгаков, Митя Подзоров и Варя Койфман. При участии Андрея Яковлева / The Village
Рассказы очевидцев, а также видеоролики самих «львов», свидетельствуют об обратном. Вигиланты последовательно провоцировали конфликты и нападали на людей. Все это неоднократно становилось предметом дискуссий и публикаций в СМИ. Известные блогеры высказывались по поводу этих побоищ и нападений. О конфликтах, спровоцированных вигилантами, даже упоминается в Википедии.

В результате рейдов «Льва против» общественное пространство стало постепенно трансформироваться, частично утратив задуманный архитекторами внешний вид и, отчасти, назначение. Амфитеатр на Хохловской площади создавался как общественное пространство, которое должно было активировать культурную жизнь Покровского бульвара. Действительно, там проводились лекции и мастер-классы, музыканты давали концерты и снимали видеоклипы, там даже читались религиозные проповеди. Вечерами там собирались многочисленные студенты, сидели дружными компаниями, заказывали еду
в расположенных тут же заведениях и выпивали. С появлением вигилантов модное и, в общем, украшающее город место маргинализировалось и превратилось в место разборки и драк.
Сам Михаил Лазутин неоднократно повторял, что его команда пришла наводить порядок (проводить «общественный контроль») на Хохловскую площадь в ответ на жалобы местных жителей. При этом из сюжета в сюжет на канале движения в Ютубе кочевали одни и те же фрагменты новостной передачи телеканала «Москва 24», снятой на волне массовых побоищ в «Яме» в 2019 году. В этих сюжетах приводятся жалобы двух местных жительниц на шум и грязь под окнами их дома. Лазутин не скрывал целей своих регулярных «акций»: привлечь внимание полиции к злосчастному амфитеатру. Ценой массовых драк ему это удалось.
Сами вигиланты напрямую не обращались ни к администрации города, ни к полиции. Хотя известны случаи, когда в результате рейдов и письменных обращений к властям таких движений как «СтопХам»
или «Наш надзор», администрации городов (Москвы и Воронежа, соответственно) вносили изменения
в кадастровый статус различных участков, устанавливая там дорожные знаки, парковочную разметку или запрещающие проезд конструкции.

В случае с «Ямой» ни мэрия, ни правоохранительные органы официально не признали существование вигилантов и их роль в регулярных побоищах в центре столицы, но при этом все же отреагировали
на их действия — «антипротестными» заборами, казенной краской и даже неким подобием полицейских кордонов.
Фото: Михаил Лазутин, Гульнара Сафарова
Сначала «Яму» несколько раз огораживали заборами, ставшими для москвичей уже символом акций протестов или бесконечных ремонтных работ. Затем власти города распорядились покрасить бетонные ступени амфитеатра серой краской, что необратимо исказило задуманный внешний вид пространства
и вызвало негодование архитекторов КБ «Стрелка», разрабатывавших проект «Ямы».

Общественное пространство стала патрулировать полиция и Росгвардия, причем силы правоохранительных органов, брошенные на контроль за соблюдением правопорядка, в этом году достигли совершенно невероятных масштабов. Теперь амфитеатр окружает больше десятка автозаков,
а наряды полиции «прочесывают» окрестные дворы и задерживают всех, на кого указывают вигиланты,
не разбираясь, были нарушения или нет.
В этом, 2020, году побоищ уже нет – вигиланты ведут себя чуть более сдержанно и вежливо, хотя иногда все же первыми толкают людей, якобы для соблюдения социальной дистанции. Но градус физической агрессии со стороны вигилантов этим летом снизился. Возможно, этому способствовало распространение коронавирусной инфекции и необходимость соблюдать социальную дистанцию. Лазутин и его напарники все больше демонстрируют свою религиозность и стремление «доносить до людей правду», но каждый раз ловко избегают ответов на вопрос, какую религию они исповедуют, манипулируя доверием
и удерживая таким образом в числе подписчиков и христиан, и мусульман. Споры о религиозной принадлежности Лазутина — одна из наиболее распространенных тем в комментариях под постами движения.
Амфитеатр огорожен, и чтобы проникнуть за ограждения, необходимо пройти некое подобие досмотра: полицейские проверяют содержимое сумок, а в 22:00 всех выгоняют. Силы правоохранительных органов настолько несоразмерно представлены, как если бы в этом месте планировались не санкционированные властями митинги.

Тактика силовиков при этом кажется совершенно непредсказуемой — иногда полиция задерживает десятки граждан, с которыми было бы достаточно провести профилактическую беседу на месте,
а не держать часами в душных автозаках и в отделе полиции. Иногда правоохранители проходят мимо распивающих, не замечая их, или ограничиваются предупреждениями, особенно если поблизости нет «львов».

Команда «Льва против» периодически приходит в амфитеатр проверить обстановку, с удовольствием отмечая внушительное количество полиции, но проводит рейды теперь по большей части во дворах Китай-города и на Чистопрудном бульваре. Вигиланты в основном пристают к неформальным молодежным компаниям, подогревая в них агрессию преследованиями и раздражающими нравоучениями о вреде алкоголя и нравственности. Подростки с азартом реагируют на появление «львов», и иногда даже специально следуют за бандой вигилантов, скандируя оскорбления в их адрес
и нарушая тишину ночного города.
Однообразная и, как теперь, после массовых драк прошлого лета, предсказуемая для полиции деятельность «львов», совершенно очевидно не решает проблему распития на улицах. Особенно это ясно, если учитывать, что рейды «львов» проводятся в одних и тех же местах. Это дворы Китай-города, район Покровки и сквер на Болотной площади, где раньше между неформалами и вигилантами было острое противостояние, а теперь все сводится к навязчивым нравоучениям. Подростки и неформалы часто отвечают словесной агрессией на приставания вигилантов, что впоследствии становится сюжетом
для очередного видеоотчета о «социально-значимой» деятельности движения.

При этом, сказать, что акции вигилантов ни к чему не приводят, безусловно, нельзя. Заявленные ими
цели не достигаются, а обществу их деятельность приносит вред. В частности, в соцсетях движения «Лев против» подписчики раскрывают личные страницы людей, попавших в сюжеты, травят их, публикуют призывы к насилию и расправе над «нарушителями». Вигиланты модерируют комментарии выборочно — удаляют критику, в том числе четко аргументированную, но только не угрозы в адрес объектов травли.

Свои представления о порядке и приятной городской среде, при всей их сомнительности, вигиланты
не скрывают: в одном из недавних сюжетов участник движения Леонид Лебедь посетовал, что на Чистых прудах, в отличие от Хохловской площади, совсем нет полиции. Стоя на фоне опустевшего, обнесенного забором и перекрашенного амфитеатра, автозаков и патрульных автомобилей с мигающими проблесковыми маячками, он выразил надежду, что в скором времени полиции и на Чистопрудном бульваре станет больше, а «люди будут чувствовать себя комфортно, под охраной полиции и закона».
19 июля / 2020

Автор: Виктория Железнова
Редактор: Асмик Новикова
Фото: The Village / Вячеслав Лачков
ЧИТАТЬ ЕЩЕ