АНАЛИТИКА
Как полиция покрывает вигилантов

Сюжеты последнего квартала отчетливо высветили специфические отношения вигилантов и полиции. Полицейские уклонялись от пресечения хулиганских действий активистов и, наоборот, с поводом и без повода преследовали пострадавших от вигилантских нападений.

Самый простой полицейский прием — обыкновенное бездействие, когда полицейские игнорируют жалобы на вигилантов.

Рейд вигилантов «Нашего Надзора» в Саратове. Источник: vk.com/nashnadzor
Обзор вигилантской активности с октября 2019 по январь 2020 года
Срывы одиночных пикетов
13 октября в Москве проходили одиночные пикеты в поддержку Константина Котова перед главным зданием МГУ, у здания ФСБ на Лубянке, у памятника Высоцкому на Страстном бульваре, на Трубной площади и на Китай-городе. Пятого сентября Тверской суд Москвы приговорил Котова к четырем годам колонии общего режима за неоднократные нарушения на митингах по статье 212.1 УК РФ.

Активистка SERB Людмила Чубакова сорвала одиночный пикет муниципального депутата района «Академический» Надежды Жуковой у памятника героям Плевны на Китай-городе: с криками «Свободу коалам!» она встала рядом с Жуковой. Пикет, таким образом, формально перестает быть одиночным, а значит, требует согласования.

Этот прием уже много лет используют активисты SERB, НОД или «неизвестные» для того, чтобы срывать одиночные пикеты оппозиционеров. Полиция каждый раз подыгрывает провокаторам и прекращает пикет или даже задерживает пикетирующего. В этом случае были задержаны обе женщины, несмотря на очевидную провокацию со стороны активистки SERB.

Таким же образом вигиланты вынуждали и других пикетчиков отходить в сторону, чтобы избежать задержания. Так, Чубакова встала с фотографией коалы рядом с бывшим фигурантом «московского дела» Владиславом Барабановым, после чего сотрудники полиции именно ему вынесли предупреждение и предложили отойти на предписанные законом 50 метров.
На протяжении всего времени, что длились акции в поддержку Котова, рядом с активистами дежурили полицейские. Они были свидетелями провокаций вигилантов, но даже не пытались их пресекать.
11 октября, в международный день каминг-аута, у представительства Чечни в Москве активисты движения «СоцФем Альтернатива» и «Action!» провели акцию в виде одиночных пикетов и раздачи листовок в поддержку ЛГБТ. После начала акции к активистам подошли члены НОДа, которые столпились вокруг пикетчика, включили громкую музыку с петушиными криками и стали провоцировать.

Наблюдавшие за происходящим сотрудники 2-го оперативного полка полиции никаких действий не предпринимали. Напротив, они начали проверять документы у пикетчиков, в результате были задержаны как пикетирующие, так и находящиеся рядом люди, всего 10 человек. Кроме того, задержали двоих из провокаторов.

В результате пикет был сорван, на задержанных (их отпустили около полуночи) составили протоколы по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушение участником правил проведения акции), нодовцев отпустили сразу.

10 ноября у здания ФСБ проходили одиночные пикеты в поддержку фигурантов дела «Нового величия». Протестующих обступили SERBовцы, которые пытались сорвать пикет. Активист SERB Игорь Брумель держал при себе пластиковую бутылку с неизвестным содержанием, которую он регулярно приносит на акции SERB для устрашения оппонентов (известно, что «сербовцы» не брезгуют обливать оппонентов дурнопахнущими жидкостями, вплоть до фекалий). Без сомнения, полицейские прекрасно об этом осведомлены. Участники акции отошли на безопасное расстояние и возобновили пикеты. Они неоднократно обращались к дежурившим на месте полицейским и просили пресечь провокации и задержать вигилантов за приставания и угрозы. Однако правоохранители делали вид, что их не слышат.

В свою очередь Брумель жаловался полицейским, что у тех на глазах происходит массовое мероприятие. Полицейские нарушений не увидели, и даже приняли у автора телеграм-канала «Автозак-Live» Максима Кондратьева заявление с жалобой на Брумеля и Тарасевича за попытку сорвать одиночный пикет.
В результате полицейские провели с Брумелем и Тарасевичем профилактическую беседу, никто из SERBовцев задержан не был.
23 декабря лидер движения «Наш надзор» Алексей Шамардин выложил видео, где он пристает в Ростове-на-Дону к женщине, припарковавшей автомобиль в неположенном месте. Женщина была с ребенком и просила ее не снимать, вместе с ней также была ее сестра и пожилая родственница. Шамардин и его напарник стали оскорблять и дразнить женщину и ее семью. Ребенок расплакался, но находящиеся рядом полицейские в ситуацию не вмешивались.

Троллинг продолжался около часа, свидетели уговаривали Шамардина отстать от женщины, однако, он обвинил ее в препятствовании его журналистской деятельности и вызвал участкового. Женщину разлучили с рыдающим ребенком и доставили в отдел полиции, на выходе из которого Шамардин снова поджидал ее и попытался продолжить троллинг.
Полицейские не пытались сгладить конфликт и не препятствовали Шамардину , когда он снимал на видео
документы женщины с ее персональными данными.
Задержания вигилантов
В некоторых случаях полицейские задерживают и вигилантов, и их жертву. Как правило, позже вигилантов отпускают без последствий. Этот прием позволяет демонстрировать фиктивную «объективность», «равноудаленность» полиции от сторон конфликта. Одна из форм подобного приема, как в истории Максима Кондратьева и Брумеля с Тарасевичем, — позволить конфликтующим написать заявления друг на друга.

Видео от 6 октября 2019 года показывает дуэль на перцовых баллончиках между вигилантами питерского «Стопхама» и местными жителями, после которой один из активистов набросился на водителя, ударил его ногой в живот и повалил на асфальт. Жители вызвали полицию. Приехавший полицейский предложил им проехать в отдел и написать друг на друга заявления.
Преследование жертв вигилантов
Наиболее ярко особый характер отношений полиции и вигилантов проявляется в ситуациях, когда против последних их жертвы пытаются выдвинуть обвинение. В таких случаях как правило правоохранительные органы демонстрируют стойкое нежелание привлечь хулиганов к ответственности.

Например, в ролике от 14 ноября вигиланты из «Льва против» длительными нападками и приставаниями вывели из самообладания мужчину, который, по его словам, имеет II-ю группу инвалидности и страдает от психического расстройства. Мужчине распылили в глаза перцовый газ, он с компанией пошел в сторону метро, чтобы обратиться в полицию за помощью. В результате вигиланты добились, чтобы мужчину с инвалидностью и его друзей посадили в патрульный автомобиль и увезли в отдел полиции.

Уже упоминавшийся Шамардин из «Нашего надзора» провел в ноябре рейд в Калининграде, где писал заявления в полицию на провоцируемых им же людей, а также блокировал машины на проезжей части, образуя затор. Однако дорожные полицейские не нашли нарушений в действиях вигиланта и выписали штрафы водителям.
Полицейские не пытались сгладить конфликт и не препятствовали Шамардину , когда он снимал на видео
документы женщины с ее персональными данными.
Неэффективность официальных разбирательств в России
5 мая 2018 года в Москве, во время акции «Он нам не царь», казаки при попустительстве полиции избивали демонстрантов. В частности, пострадал москвич Александр Иванов, которому один из казаков сломал нос. Как выяснилось, это был житель Ярославля Дмитрий Зайцев.

Интересы потерпевшего с самого начала защищают юрист фонда «Общественный вердикт» Светлана Тореева и адвокат Константин Маркин. Судебное разбирательство без видимого результата длится уже полтора года. Дознаватель не обнаружил публичного состава преступления и на этом основании не стал возбуждать уголовное дело. Заседания в суде постоянно откладывались.

УМВД ЦАО Москвы предложило Иванову обратиться в мировой суд в порядке частного обвинения. Сначала москвич отказался, но за неимением других способов правовой защиты в апреле 2019 года обратился в мировой суд. Однако суд решил, что жалоба подана с нарушениями. Заявление в суд было подано на основании материалов, собранных дознавателем, когда он проводил свою проверку. Это не устроило суд.

В мае 2019 года защитники Иванова подали в суд жалобу на дознавателя и попросили признать его действия незаконными из-за отказа в возбуждении уголовного дела и за неуведомление подзащитного о ходе проверки. К марту 2020 года жалоба так и не была рассмотрена, а Таганский районный суд не ответил на запрос защиты о статусе рассмотрения дела Иванова.

Адвокат «Общественного вердикта» Константин Маркин обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека. ЕСПЧ зарегистрировал жалобу москвича на бездействие следствия по делу о нападении казака.
В подобном же направлении развивается история с жалобой активистки Таисии Симоновой о задержании полицейскими участниц лагеря феминисток в 2017 году в Краснодарском крае. Тогда девушкам угрожали неизвестные люди, а неопознанные казаки вместе с полицией сорвали проведение семинара и незаконно задержали его участниц.

В октябре 2019 года судья Октябрьского районного суда Краснодара Александр Кутченко признал законным бездействие следователей СК из Туапсе, которые отказались расследовать заявление активистки Таисии Симоновой о задержании участниц лагеря феминисток в 2017 году.

Ранее Туапсинский районный суд отказался отменить незаконный отказ полиции поселка Джубга возбудить уголовное дело из-за угроз расправы и изнасилования, которые получили участницы фемфестиваля от местных «казаков». Полиция полгода не проводила расследования, не предоставляла материалы проверки, на основании которой было отказано в возбуждении дела.
Из-за неэффективности разбирательства в России юристы фонда подготовили жалобу в ЕСПЧ. Жалоба уже зарегистрирована, то есть прошла фильтрацию суда и ждет рассмотрения. Также как и жалоба Александра Иванова.
Сомнительные совместные акции
Иногда особые отношения полиции и вигилантов выражаются в совместных действиях, выходящих за рамки законных.

20 ноября 2019 года представители движения «АнтиДилер» совместно с представителями наркоконтроля провели профилактический рейд в Красноярске. «В результате в ходе осмотра комнат кинологом с собакой под подозрение в работе закладчиком попал один из подростков, хранящий у себя приличный запас фольги и изоленты, собака указала на его портфель, но само наркотическое вещество обнаружено не было», — отчитались вигиланты.

В такой сложной деятельности сотрудничество с полицией выглядит логичным, но не в таком странном мероприятии, которое больше напоминает проведение обыска и личного досмотра у заключенных в тюрьме. Комната в общежитии относится к жилому помещению, а значит никто не вправе проникать в нее без согласия проживающих там на законных основаниях граждан, кроме случаев, предусмотренных законодательством, или на основании судебного решения.

Ничего не сообщается о том, предшествовало ли так называемой «профилактике» вынесение соответствующего судебного решения, и были ли студенты поставлены об этом в известность заранее.

В группе «АнтиДилера» ВКонтакте сообщается только, что этот рейд является очередным, и подобные обыски будут проводиться на регулярной основе.
Что важно. Вигилантских акций очень много, как правило, организации подолгу проводят их в одних и тех же местах, полиция прекрасно знает о характере их активности и агрессивных способах действий. Тем не менее, не только не предпринимает никаких мер системного характера, но и не пресекает конкретных и явных агрессивных действий вигилантов против граждан.

Причем такое отношение характерно не только к «политическим» вигилантам типа SERB, НОДа или казаков, но и прочим, типа «Стопхама», «Льва против» или воронежского «Нашего надзора».
Эпизоды, когда проявляется агрессивный характер действий вигилантов, в которых можно усмотреть признаки хулиганства, носят массовый характер, их насчитывается как минимум сотни в год. При этом мы знаем, как внимательно полиция относится к уличной общественной активности, следит за малейшими нарушениями порядка. «Слепота» в данном случае выглядит либо непрофессиональной, либо запланированной.
17 марта / 2020

Автор: Анатолий Папп
Редактор: Асмик Новикова
ЧИТАТЬ ЕЩЕ