ОБЗОР
КАЗАКИ, КИБЕРДРУЖИНЫ И ПРОЧИЕ SERBы

Растущие ряды кибердружинников в регионах, хулиганские выходки SERBа, миллиард рублей из бюджета кубанским казакам, а также разговоры о научно-исследовательском институте идеологических наук, который займется разработкой «реестра врагов народа» — эти и другие неожиданные идеи российских вигилантов в обзоре за июль-август и сентябрь 2018 года.

Все летние месяцы наблюдались два долговременных тренда. Во-первых, не ослабевал интерес к казакам, всколыхнувшим общественность своими агрессивными действиями на митинге 5 мая в Москве. Внимание журналистов привлекали как серьезные вопросы, например, финансирование казачьих организаций, так и мелкие и даже анекдотические истории. Во-вторых, усиливался интерес к теме интернет-вигилантов, т.н. «кибердружин», которые активно создаются в последние годы в российских регионах. Необычайно активны были члены движения SERB, показавшие себя в привычных для себя форматах.
Казаки
Миллионы из московского бюджета и миллиард — из краснодарского
Главной темой прошлого обзора (за апрель-июнь этого года) было избиение москвичей казаками во время митинга 5 мая на Пушкинской площади, а также подробности взаимоотношений московских властей и казачьих формирований. Кроме этого, мы включили в него новости о соглашениях с казаками администраций Новосибирской области и Ханты-мансийского автономного округа, там речь шла об участии казачьих формирований в охране общественного порядка на договорной основе.

В летние месяцы появились сведения о новых бюджетных миллионах для московских казаков: в июле, отвечая на запрос депутата Госдумы от КПРФ Валерия Рашкина, прокуратура сообщила, что Московское окружное казачье общество (МОКО) получило в 2018 году от московского Департамента труда и социальной защиты грант «на проведение профилактических мероприятий в г. Москве среди лиц, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством, и оказание бездомным гражданам социальной поддержки и помощи» в размере 32,6 млн рублей. Прокуратура специально подчеркнула, что иных договоров и госконтрактов между органами исполнительной власти Москвы и МОКО не заключалось, но эта попытка отвести подозрение от московских властей имеет мало смысла, поскольку МОКО входит в Центральное казачье войско (ЦВК), а еще 6 мая стало известно, что власти Москвы в 2016 году подписали с ЦКВ 11 контрактов на общую сумму свыше 37,6 млн рублей. Часть этих контрактов заключена для обучения казаков «необходимым знаниям и прикладным навыкам» по обеспечению безопасности массовых мероприятий в столице. Осталось неясным, почему именно казаки были выбраны московским правительством в качестве специалистов по бездомным — среди организаций, которые находятся в интернете по запросу «помощь бездомным», казачьих организаций нет.
Щедрость правительства Москвы в адрес казачьих организаций не иссякает. В августе журналисты проекта «База данных — bewareofthem.org» выяснили, что программа финансирования казачьей учебы по «обеспечению безопасности при проведении публичных и массовых мероприятий на территории города Москвы» продолжается, Центральное казачье войско освоило 1,5 млн рублей налогоплательщиков.
Финансирование на Кубани
Однако московские масштабы кажутся скромными на фоне финансирования казаков в Краснодарском крае. В июле пресс-служба администрации Кубани сообщила, что губернатор Вениамин Кондратьев поручил проиндексировать заработную плату казаков-дружинников. Ранее РБК сообщал, что районные казачьи общества Краснодарского края в 2018 году получат 572 млн руб. субсидий из краевого бюджета. Всего на поддержку казачества в 2018 году Краснодарский край выделил из регионального бюджета 1,1 млрд рублей. Из них почти половина — на содержание и развитие семи казачьих кадетских корпусов. Кроме денег казачьи общества получили в общей сложности почти 6,5 тыс. га земли сельскохозяйственного назначения (всего они получили около12 тыс. га). В рамках программы «Казачество Кубани» в 2015 году казачьи общества освоили 1 млрд руб. (в 2014 году — 1,1 млрд руб.). Из них на участие казаков в охране общественного порядка было выделено 141,5 млн рублей. Еще 28,5 млн руб. направили на поддержку казачьих классов в школах региона. 6,6 млн руб. было потрачено на поддержку казачьих творческих коллективов.
Всероссийский реестр «врагов народа»
В июле громко прозвучала еще одна новость на тему казачества, откровенно бредовая, но воспринятая всерьез некоторыми СМИ: якобы рязанские казаки решили создать всероссийский реестр «врагов народа», чтобы включать в него данные о лицах, «исповедующих либеральные ценности или придерживающихся радикального западничества». Об этом сообщил в своем блоге на сайте "7x7" некто Валерий Розанов, называющий себя «координатором по информационной работе казачества». Со ссылкой на казачьего генерала Андрея Доценко, руководителя рязанского регионального отделения «Центрального казачьего войска», Розанов написал, что казаки надеются получить на проект 60 млн. рублей из бюджета и открыть на них «Научно-исследовательский институт идеологических наук», который займется разработкой реестра. В блоге говорится, что «государственным структурам будет рекомендовано не тратить бюджетные деньги на этих лиц, провайдерам — отказывать им в доступе интернет», приводятся другие подробности будущего применения реестра.

Новость тут же была опровергнута. Руководитель Казачьего информационно-аналитического центра Алексей Зборовский сообщил, что связался с упомянутым в публикациях казачьим генералом Андреем Даценко и тот опроверг планы по созданию реестра. «Розанов живет в Рязани и раньше публиковал немало нормальных статей о рязанском казачьем обществе. Но в последнее время его понесло, это уже третья такая публикация. Розанов работает, используя троллинг. Я как-то по телефону с ним на эту тему говорил. Он считает, что это современный прием, который позволяет привлекать внимание и интерес», — рассказал Зборовский об авторе публикации.
Театрализованные инсценировки
терактов для патриотического воспитания

Еще одно сообщение в духе абсурда появилось на сайте «Базы данных — bewareofthem.org» том, что 23 сентября под Екатеринбургом в целях патриотического воспитания казаки показали театрализованное представление: инсценировку теракта в Беслане, посвященную одновременно Куликовской битве, переходу Суворова через Альпы, генералу Анатолию Романову и памяти жертв Беслана. В ходе этого странного перфоманса местные казаки совместно с обществом инвалидов, «Юнармией» и спецназом показали захват заложников, роль которых исполняли 70 детей и подростков из разных учебных заведений и интернатов. Мероприятие прошло под двусмысленным названием «Наши в городе».

«Стратегическая цель [мероприятия] — воспитание молодежи патриотами нашей страны с активной гражданской позицией в духе славных героических традиций отечественной истории, способными противостоять современным вызовам, встающим перед нашей Родиной — Россией — как в настоящее время, так и в будущем», — обозначено в положении о проведении квеста. Дети патриотично, хотя и невпопад маршировали. «Это получается включение в общественную жизнь», — объясняла женщина-педагог.
Крестный ход против абортов
Реальную, а не анекдотическую акцию провели казаки Ярославля: 12 августа там состоялся крестный ход против абортов, в котором приняло участие около 200 человек. Об этом сообщил атаман Ярославского казачьего общества. «Мы выступаем сначала за исключение абортов из программы ОМС, а затем и за полный запрет. Этого удалось добиться в католической Польше, почему мы не можем добиться?», — сказал атаман Сергей Розов.

Начиная с весны казачество вошло в область острого общественного интереса. В ноябре было объявлено о создании всероссийского казачьего общества, что преподносилось в расчете на большое внимание со стороны СМИ, общества, властей. На практике пока казачьи организации производят однотипные проекты, большей частью связанные с сохранением и развитием казачьей культуры, «патриотическим воспитанием», а также обучением молодежи джигитовки и другим традиционным навыкам. Эти проекты подаются, например, на конкурсы программы президентских грантов, и как правило, получают поддержку. Проектов, которые прямо направлены на охрану общественного порядка, среди победителей программы президентских грантов немного. Все основные средства на казаков-дружинников резервируются региональными бюджетами. Но эта информация не привлекает такого же внимания СМИ, как яркие и нередко бессодержательные инициативы казаков.
Кибердружины
Законопроект «Единой России», хакерство и другие технологии цензуры
В обзоре за первый квартал 2018 года мы говорили об инициативах в области интернет-вигилантизма. Речь шла тогда о депутатской инициативе по созданию «народных дружин» в интернете. Мы писали, что организации, чья активность целиком реализуется в Интернете, нельзя назвать вполне вигилантскими, так как в этом формате отсутствует непосредственный контакт активистов с гражданами. Сейчас мы возвращаемся к этой теме, поскольку в течение 2018 года (и особенно летом) появлялись все новые сообщения об учреждении в регионах «кибердружин». Мы наблюдали также рост общественного интереса к теме кибердружин.

В апреле секретарь Совета безопасности Николай Патрушев предложил создать институт «интернет-дружинников»: «Следует также в работе по патриотическому и духовно-нравственному воспитанию детей и молодежи более активно использовать возможности общественных организаций, продумать в рамках волонтерского движения меры по созданию института так называемых интернет-дружинников, привлекая для этого активных пользователей интернета из числа блогеров», — сказал он.
В июле Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев, выступая на I Всероссийском форуме поисково-спасательных отрядов, предложил волонтерам новое направление: «Есть множество интересных проектов, где вы востребованы. В первую очередь, — это мониторинг сети Интернет на предмет выявления запрещенной информации, профилактика наркомании и подростковой преступности. Мы готовы рассмотреть любые инициативы и заинтересованы в конструктивном диалоге», — заявил министр.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова предложила создать единого оператора по мониторингу опасного для детей контента в интернете. Речь идет об «определении конкретного оператора, который должен мониторить интернет-пространство на предмет «опасного для детей контента»». Она же сообщила о переговорах по подписанию некой хартии, которая поддержана Роскомнадзором и основана на «принципе саморегулирования интернет-отрасли, осознающей социальную ответственность перед гражданами, прежде всего несовершеннолетними».

Подобную идею в 2017 году выдвигали в «Общественной палате» РФ — создать мониторинговый центр, выявляющий опасные тренды в интернете.

Наконец, появилось сообщение о подготовке законопроекта о кибердружинах депутатами из «Единой России».

Инициативы властей почти всегда игнорируют опыт Лиги безопасного интернета (ЛБИ), которая давно создала проект «Кибердружина». Вполне возможно, что и сам опыт и старейшая «кибердружина» вдохновили властей, но прямых отсылок в официальных комментариях нет. Тем не менее, именно проект ЛБИ остается самой известной (и самой ранней) инициативой подобного рода в интернете.
Что такое «Лига безопасного интернета»
и ее «Кибердружина»?

«Кибердружина» (КД) впервые была учреждена в 2011 году «Лигой безопасного интернета». «Лига» лоббирует различные запретительные меры в интернете, ссылаясь на защиту детей от вредных влияний. В частности, «Лига» разработала первоначальный проект закона, на основании которого был создан Единый реестр запрещенных сайтов.

Сама же ЛБИ — проект «православного бизнесмена» Константина Малофеева. При своем учреждении ЛБИ презентовала себя как организация с миллионным финансированием и влиятельными покровителями из числа известных депутатов, силовиков, священников и провайдеров услуг связи. Среди ее участников — «Ростелеком», МТС, «Вымпелком», «Мегафон» Mail.ru Group, Лаборатория Касперского и пр.

О реальной деятельности «Лиги» и ее «Кибердружины» известно, главным образом, из ее ежегодных отчетов и публикаций в прессе, как правило, хвалебных. В отчете за 2016 год рассказывается о новой структуре — «Казачьей кибердружине», созданной на базе «Первого казачьего университета» (Московского государственного университета технологий и управления им. К.Г. Разумовского) с отделениями в регионах (в филиалах университета, а их у него 18).

Что касается численности «кибердружинников», то еще в 2012 году было заявлено, что их двадцать тысяч. С тех пор и по сей день (ноябрь 2018 года) эта цифра неизменно кочует из отчета в отчет «Лиги» и из статьи в статью о ней.

Не существует независимой информации об активности «Кибердружины» и других проектов «Лиги», кроме отчетов самой Лиги. За цифрами не обнаруживается конкретных событий — ни в отчетах «Лиги», ни на ее сайтах, ни на страницах «Киберказаков», ни в публикациях прессы.
Хакерство как реализация свободы
Основной ресурс «Кибердружины», страница «ВКонтакте», заполнена репостами разнообразных материалов, а не отчетами о собственных акциях. Например, из 60 сообщений, размещенных за июль, август и сентябрь 2018 года, 55 являются републикациями сообщений с других сайтов. В основной массе это собрание разнородных материалов по компьютерной безопасности, больше всего — с ресурсов сообщества codeby.net, «для тех, кому интересна тематика информационной безопасности и защиты информации, а так же этичного хакинга». Другой любимый ресурс «дружинников» называется без затей «Xakep.ru».

В сообщении от 3 августа 2018 содержится панегирик хакерству: «В самой основе хакерства заложен потенциал бескорыстного своеволия, свойственный, скорее, искусству. ...Основная цель, отстаиваемая хакером,— свобода, чьим единственным прибежищем остается Сеть, а стратегия — бунт, разжигаемый умелым аккордом на клавиатуре». К «этичному хакингу» относятся, например, способы «проникновения и получения контроля над удаленными ПК на ОС Linux и Windows» или инструкция по обману GPS-трекеров, предназначенных для «отслеживания украденных автомобилей, детей и т.д.», содержащая методику «посыла фейк координат на эти самые трекеры и т.д.»

Примеры подобной «этичности» соседствуют на сайте «Кибердружины» с многочисленными сообщениями о мероприятиях так называемой «молодежной политики»: о каком-нибудь «XXII Форуме молодежи Верхневолжья» или участии в «рабочей группе при Уполномоченном по правам ребенка в Волгоградской области», а также с сообщениями о выступлениях перед школьниками и студентами.

Еще очень много сообщений — это перепосты публикаций собственных региональных отделений, чьи ресурсы по содержанию мало отличаются от страницы центральной организации.
Сеть «Лиги» в регионах
Первые годовые отчеты «Лиги» обещали создание широкой региональной сети. Например, в отчете за 2012 год говорится об открытии в 2013 году представительства «в 50 регионах РФ, странах СНГ и ближнем зарубежье», приведена карта, где присутствие Кибердружины обозначено во Франции, Бельгии, Германии, Финляндии, Беларуси, Грузии, Азербайджане, Казахстане и на Украине. В ноябре 2018 года на сайте «Кибердружины» нам удалось найти ссылки только на четыре региональных отделения: в Волгоградской области, Старом Осколе (Белгородская обл.), Твери и области и Татарстане.
Местные инициативы региональных властей
В подавляющем большинстве публикаций региональной прессы об учреждении кибердружин «Лига безопасного интернета» никак не упоминается, чиновники подают новую структуру как собственный почин или поддержку инициативы местных активистов, даже если в этом регионе уже несколько лет существует кибердружина «Лиги».

Как следует из открытых источников, к настоящему времени «Кибердружины» действуют по меньшей мере в 39 регионах. Такие организации начали создаваться региональным начальством еще в 2015 году, но особенно активным процесс стал в последние два года. При некоторых различиях региональные инициативы во многом похожи, что позволяет предположить, что речь идет о реализации некой всероссийской программы. Например, в «Регламенте деятельности кибердружин Белгородской области» можно найти ссылку на Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В качестве инициаторов чаще всего называются комитеты по делам молодежи или образования, региональные управления МВД и Роскомнадзора, иногда прокуратура.
С каким контентом объявляется борьба: это или экстремизм-терроризм-разжигание, или детские нарко-порно-группы смерти, часто берутся оба эти направления. Иногда говорят о «деструктивном контенте», «запрещенном контенте», переходя на интонацию идеологических кампаний. Изредка речь идет даже о контрпропаганде. Часто спикеров заносит в конспирологию, интернет представляется сплошным полем опасностей и засад, которые устраивают экстремисты и террористы , в результате российские дети «становятся мишенью для деструктивных групп, сообществ, которые, в свою очередь, имеют «хозяев» далеко за пределами России». А рассказы о «синих китах» и «группах смерти» часто отличаются истеричностью.

Дружины создаются на базе учебных заведений, чаще всего — региональных университетов, в таких случаях руководителями кибердружин становятся преподаватели кафедры безопасности жизнедеятельности или компьютерной безопасности. Но это могут быть и школы, колледжи, гимназии. В таких случаях возникает коллизия, когда запрещенный контент предлагают разыскивать несовершеннолетним (из-за которых, собственно, этот контент запрещают). В некоторых регионах, приглашая в кибердружины школьников и студентов, организаторы все-таки оговаривают их участие 18-летним возрастом. Изредка кидердружина формируется на основе традиционной дружины — ДНД.
Материальная основа кибердружин:
«дешево и сердито»

О финансировании кибердружин речь, как правило, не идет. Иногда планируются какие-то поощрительные меры, специальное обучение, семинары, пр. Явно просматривается схема, при которой руководители и кураторы кибердружин назначаются из государственных служащих на зарплате, а сами дружинники — административно зависимые «волонтеры» из студентов.

Редкие сообщения о региональном финансировании подобных программ говорят о скромных расходах. Например, в Алтайском крае проект «Школа #Кибердружина22 Алтайского края» получил губернаторский грант в 100 тысяч рублей, а такой же инициативе в Красноярском крае выделено 300 тысяч рублей. А в Белгородской области планировали «по итогам года награждать самых активных и эффективных участников» планшетами или смартфонами.

Массовое создание кибердружин «добровольно-принудительным» способом больше всего похоже на поиск каких-то дополнительных технологий цензуры в интернете под видом «защиты детей» и «борьбы с терроризмом». В дистиллированном виде формула этих «общественных организаций» содержится в сообщении из Новгорода: «Прокурор области Андрей Гуришев обратился к ректору НовГУ Виктору Веберу с предложением создать на базе студенческих коллективов «кибердружину», с целью выявления интернет-ресурсов, распространяющих запрещенную информацию».
Кибер-достижения
Об успехах кибердружин судить трудно, потому что отчетов нет, а изредка оглашаемые цифры достижений не подтверждаются. Где-то называются чрезвычайно скромные цифры, в других регионах — наоборот, цифры очень большие и подозрительно круглые. Например, в сообщении от 6 августа 2018 года на сайте губернатора Астраханской области говорится, что силами кибердружины, созданной в 2017 году «при агентстве по делам молодежи», в Роскомнадзор было направлено 67 материалов по интернет-ресурсам, признанных судами экстремистскими. «Они внесены в федеральный список, приняты решения об ограничении доступа на эти сайты».

По сообщению «Коммерсанта», «в белгородские дружины набрали уже более 400 человек. КПД их, правда, невысок — за первые пять месяцев 2017 года 400 кибердружинников выявили всего 805 материалов "возможно противоправной направленности", как аккуратно пишут чиновники. Во Владимире, по заявлению местного вице-губернатора, «деятельность движения «Киберпатруль» по профилактике распространения наркотических курительных смесей привела к выявлению порядка девяти тысяч ресурсов, материалы для блокирования которых направлены в Роскомнадзор». В Волгоградской области за кибердружину отчитывался замруководителя СК, который заявил, что движением в органы внутренних дел и прокуратуру Волгоградской области предоставлены более 200 ссылок по подозрению в запрещенном контенте.
Кибердружины: есть ли плюсы?
Настоящие вигилантские организации, созданные по инициативе граждан, не могут существовать без общественной поддержки, и потому рапортуют о каждом своем успехе, заведя для этого страницы на всех популярных площадках, подробно описывают кейсы, снимают видео- или фотоотчеты. Организации, создаваемые, как в случаях с кибердружинами, региональными начальниками, не являют в строгом смысле слова общественными организациями. Это инициативы властей, которые имитируют общественные организации в формах деятельности и отчетности. Такие организации зависят от своих создателей и поэтому не нуждаются в настоящем взаимодействия с обществом. Вероятно, именно по этой причине у большинства таких кибердружин нет не то что сайтов, но даже собственных страниц в соцсетях.

Есть основания полагать, что из «федерального» проекта «Кибердружина» ничего не получится, по крайней мере, в их нынешнем формате. Непременным (и, возможно, решающим) элементом реально действующих вигилантских практик является непосредственный контакт с преследуемым. Когда речь идет о троллинге или обличении в интернете, вигиланты имеют адекватную замену физическому преследованию: возможность длительное время публично издеваться над жертвой, пока последняя не прервет контакт. Ничего подобного кибердружинники не получают, они вообще не вступают в контакт с преследуемым – ни он-лайн, ни офф-лайн.
Сколько-нибудь эффективной подобная деятельность кибердружинников может быть, наверное, на постоянной платной основе. Но если такая основа будет создана силами региональных бюджетов, то кибердружинники, в сущности, станут своего рода интернет-полицией региональных властей или внештатными сотрудниками контролирующих ведомств.
Акции движения SERB
Нападения на активистов, срыв спектакля и привычные провокации
Особой активностью отличалось в летние месяцы движение SERB, члены которого в июле-сентябре провели 14 акций. Не все из них были одинаково заметными, но сообщения о сербовцах практически не сходили с новостных страниц.

В августе хулиганы из SERB повредили чужой автомобиль из-за фотографии Бориса Немцова у него за стеклом, спустили колеса и облили двери машины какой-то жидкостью. В ролик, повествующий об этой «акции», они вмонтировали видео горящих машин.

В том же месяце Игорь Бекетов и Игорь Брумель объявили, что подали заявление в Следственный комитет с просьбой проверить Михаила Ходорковского и главу Центра управления расследованиями Андрея Коняхина «на причастность к возможной организации убийства» российских журналистов в Центральноафриканской республике и на причастность к шпионажу. Троллинг оппозиционеров с помощью судебных исков — один из приемов SERBа.
В начале сентября сербовцы дважды нападали на мемориал Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту. Они облили мемориал и личные вещи дежурных вонючей жидкостью, а саму акцию по зачистке моста преподнесли как субботник и подарок городу. С 2015 года активисты SERBа много раз нападали на мемориал, а также сняли в сентябре 2017 года мемориальную табличку с дома, где жил Немцов.

12 сентября группировка устроила провокацию на выставке «Небесный Иерусалим» художника Василия Слонова в галерее «11.12». Погромщики вынесли из галереи несколько работ, другие облили краской. Оскорбления и плевки в адрес участников выставки происходили на глазах у сотрудников полиции, однако никаких действий правоохранителей не вызвали. На просьбу защитить выставку от хулиганов один из полицейских ответил: «Это вопрос не ко мне лично, разбирайтесь сами. Можете написать заявление».

Наконец, 18 сентября сербовцы пытались сорвать спектакль «Идеальный муж. Комедия», поставленный по одноименному произведению Оскара Уайльда Константином Богомоловым в МХТ им. Чехова. По мнению провокаторов, спектакль пропагандирует «тяжелые наркотики, педофилию и гомосексуализм», а авторы должны нести «ответственность перед законом, обществом и Богом». Трое мужчин с плакатами забрались на сцену с выкриками «Это не Чехов!». Активисты сами вызвали полицию и написали заявления на режиссера и организаторов постановки «по факту мошенничества и осквернения российских символов, публичной пропаганды наркотиков и гомосексуализма».

Нельзя с уверенностью утверждать, что этим летом SERB действовал существенно активнее, чем в этот же период 2017 года, — вероятнее, что СМИ стали с большей серьезностью относиться к провокативным акциям Бекетова и его соратников. Их безнаказанность продолжается из года в год, их попытки запугать оппозицию становятся все наглее и опаснее.
24 декабря / 2018

Автор: А.П.
Фото: www.ap22.ru, www.krd.ru
www.ng58.ru, www.vk.com
ЧИТАТЬ ЕЩЕ